Место США в системе геополитических отношений: История становления США как мировой геополитической державы имеет

Место США в мировой геополитике

Место США в системе геополитических отношений:  История становления США как мировой геополитической державы имеет

Место США в системе геополитических отношений

История становления США как мировой геополитической державы имеет ряд этапов.

Этапы геополитики США

Американо-английский Версальский мирный договор 1783 г. подтвердил победу США над Англией в борьбе за независимость.

Колонистов-американцев в борьбе против Англии поддерживали Франция, Испания, Голландия и Россия. Франция, Испания и Голландия были прямыми союзниками США в борь­бе против владычицы морей.

Однако текст Версальского догово­ра американцы около года держали в тайне от своих союзников.

Согласно договору границы США определялись на западе по реке Миссисипи и условной линией по направлению к Великим озерам, на севере — по линии Великие озера — река св. Лаврен­тия, на востоке — берег океана, на юге — Флорида, которая принадлежала Испании. Современные южные штаты США бы­ли мексиканскими1, т. е.

, когда американцы получили незави­симость, их территория составляла около 1/5 ныне занимаемой Соединенными Штатами Америки.

Решив первона­чально свои территориальные проблемы за счет индейцев, осво­бодившись от назойливой опеки «старой доброй Англии», коло­нисты-протестанты устремили свои взоры на земли соседней Флориды, Мексики, а потом и Кубы, Пуэрто-Рико, Филиппин.

Заинтересованность плантаторе в-рабовладельце в Юга и крупной буржуазии Севера в экспансии ставила перед полити­ками страны задачу создания благоприятных условий для расширения территории США и выдвижения лозунгов, теоретиче­ски оправдывающих «преимущественные права» Вашингтона на американском континенте. Лидеры США к 40-м годам XIX в.

сформулировали принцип, связывающий рост могущества и благосостояния страны с про­цессом экспансии, с расширением территории. В 1824—1826 гг. лидеры США, прикрываясь миролюбивой фразеологией, пре­дотвратили освобождение Кубы и Пуэрто-Рико силами Колум­бии и Мексики. Более того, используя это факт, президент Д.

Полк в середине 40-х годов обосновал «права» США на при­соединение мексиканских территорий: Техаса, Орегона и Кали­форнии. Американцы инспирировали «желание» населения этих земель присоединиться к США. В захватнической войне 1846— 1848 гг.

, под флагом доктрины Монро, провозгласившей прин­цип невмешательства, северный сосед, защищая права «суверенного Техаса» на самоопределение, отторг более полови­ны территории Мексики.

Меридиональная экспансия США была первым этапом становления мировой державы. Внешняя политика Вашингтона, по признанию американского социолога В. Вильямса, носила сугубо прикладной характер. Она решала практические задачи — расширение жизненного пространства.

Это расшире­ние шло не только в меридиональном направлении. В 1867 г. набирающее экономическую мощь государство путем дипломатических усилий, экономической экспансии заставило Россию продать за бесценок Аляску и Русскую Калифорнию.

За Аляску (якобы взяв ее в аренду на 99 лет) американцы уплатили России смехотворную сумму — 7,2 млн. долл.

Доктрина Монро. Монро доктрина, декларация принципов внешней политики США, провозглашенная в послании президента США Дж. Монро конгрессу 2 декабря 1823. Разработана в связи с угрозой интервенции Священного союза в Латинскую Америку в целях восстановления господства Испании в её американских владениях. Ведущая роль в разработке М. д.

принадлежала государственному секретарю Дж. К. Адамсу. В послании Монро выдвигался принцип разделения мира на европейскую и американскую системы и провозглашалась идея невмешательства США во внутренние дела европейских стран и соответственно невмешательства последних во внутренние дела стран Американского континента.

США подтверждали свой нейтралитет в борьбе бывших испанских колоний против метрополии. В то же время в заключительной части М. д. содержалась попытка обосновать принцип, ставивший рост могущества США в зависимость от присоединения новых территорий и образования новых штатов, что свидетельствовало об экспансионистских устремлениях США в отношении стран Латинской Америки. Под флагом М. д.

США в захватнической войне против Мексики (1846—48) отторгли свыше половины мекс. территории. С переходом к империализму экспансионистские тенденции М. д. получили развитие в доктрине Олни (1895) и т. н. добавлении Рузвельта (1904), в котором прямо провозглашались претензии США на право осуществления «международной полицейской силы» в Латинской Америке. Уже в первые десятилетия 20 в.

США предприняли интервенции на Кубу, в Мексику, Гаити, Доминиканскую Республику, Никарагуа, Панаму и другие страны.

Политика «большой дубинки», «дипломатия доллара», что по-прежнему демонстрируется аме­риканцами в конце XX в. по отношению к своим южным сосе­дям, в полной мере использовалась США и против большинства стран земного шара.

Политика большой дубинки это широко распространённое выражение для характеристики политики открытого вмешательства США во внутренние дела латиноамериканских государств, выражавшейся как в вооружённой интервенции и оккупации их территорий, так и в установлении над ними экономического и политического контроля путём соответствующих договоров. Её возникновение в начале 20 в. было вызвано ростом экономических и стратегических интересов США в Латинской, главным образом Центральной, Америке, угрозой оккупации латиноамериканских стран европейскими державами (см. ) и усилением международных позиций США. Практическим применением «Б. д. п.» явились «Панамская революция» 1903 (отделение Панамы от Колумбии), установление финансового протектората США над Доминиканской республикой (1904- 07), интервенция США на Кубе (1906-09).(Интерве́нция (лат. interventio — вмешательство) — военное, политическое или экономическое вмешательство одного или нескольких государств во внутренние дела другой страны, нарушающее её суверенитет.)

Президент США Тафт, сменивший Т. Рузвельта, по существу продолжал и даже усилил «Б. д. п.». Приёмы и методы, применявшиеся им и государственным секретарём Ноксом, получили название «дипломатии доллара», т. к.

Тафт доказывал законность интервенции в караибских странах необходимостью поддерживать и охранять американскую торговлю и капиталовложения за рубежом.

«Дипломатия доллара» ознаменовалась интервенцией США в Никарагуа (1909), которая послужила прелюдией к оккупации этой страны, продолжавшейся с кратким перерывом с 1912 по 1933, новой интервенцией на Кубе (1912) и интервенцией в Доминиканской республике (1912).

Последующие президенты и государственные секретари США, как правило, в своих выступлениях более или менее резко осуждали «Б. д. п.» и «дипломатию доллара». Однако на деле их латиноамериканская политика отнюдь не отличалась принципиально от политики Т. Рузвельта и Тафта.

Яркими примерами её являются интервенции в Мексике (1914 и 1916), на Кубе (1917), в Доминиканской республике (оккупация которой длилась с 1916 по 1924), на Гаити (эта республика была оккупирована американцами с 1915 по 1934) и др.Формальный разрыв с «Б. д. п.

«, сопровождавшийся отзывом американских оккупационных сил из латиноамериканских государств, последовал лишь с приходом к власти Франклина Рузвельта, провозгласившего т. н. «доброго соседа политику» (см.) по отношению ко всем странам Латинской Америки.

После окончания второй мировой войны правящие круги США всё чаще стали применять методы «Б. д. п.» и «дипломатии доллара», причём уже не только по отношению к странам Западного полушария, но и к ряду европейских и азиатских государств

Второй этап становления США как мировой державы связан с широтной экспансией, где талассократический им­периализм проявился в классической форме. Экспансия Вашингтона, исповедующего теорию и практику «анаконды», охва­тила большинство стран Западной Европы, Африки, Ближнего и Среднего Востока, Юго-Восточной Азии, Океании, включая Ав­стралию, Индонезию, Филиппины и т.д.

Стратегию «анаконды» (блокирование вражеских территорий с моря и по береговым линиям, что постепенно приводит к стратегическому истоще­нию противника) впервые разработал Мак-Келлан.

США следо­вали советам Мак-Келлана и адмирала Мэхена, рекомендовав­шего правительству выполнить следующие условия: Соединен­ным Штатам, пока есть необходимость, тесно сотрудничать с британской морской державой; препятствовать германским мор­ским претензиям; противодействовать экспансии Японии в Ти­хом океане; объединяться с европейцами против народов Азии.

Вашингтон постоянно стремился держать под контролем свои береговые зоны и одновременно старался оторвать от кон­тинента береговые зоны противника, душа в кольцах «анаконды» евразийские державы — СССР, Китай, Германию США делали это, перекрывая, где только можно, выходы к мо­рю.

Эту стратегию США реализовали в Первую мировую войну против Германии и ее союзников, она видна и в организации «белого движения» в России. Во время Второй мировой войны эта стратегия служила удушению как Германии, Италии, так и Японии. Но наиболее ярко она была продемонстрирована в по­ру холодной войны против СССР и его союзников.

В это время стратегия «анаконды» достигла глобальных размеров. Подобную политику продолжают американцы и сейчас, небезуспешно пы­таясь руками японцев, прибалтов, немцев, политиков Украины лишить Россию выходов в моря и океаны.

США сейчас не упот­ребляют термин «политика сдерживания», сущностью которой и являлась концепция «анаконды», но стратегия НАТО на практи­ке реализует эту глобальную установку.

Для создания монополярного мира, где все народы жили бы под руководством США, у западных политиков и ученых кроме стратегии «анаконда», контроля над Rimland, наработано много сценариев, включая стимуляцию интереса Китая к малозаселен­ным территориям Сибири, Средней Азии, Дальнего Востока, а также тихое поэтапное продвижение НАТО на Восток, а как идеальный вариант — расчленение России.

Но в конце XX — начале XXI вв. реализовать идею монопо­лярного мира американцам становится все труднее. К середине 80-х годов США утратили важнейшие позиции в экспортно-импортной, валютно-финансовой войне, в вывозе капитала.

На второе место по производству ВВП уверенно вышла Япония, обойдя СССР и ФРГ. После разрушения СССР и объединения ФРГ и ГДР на третье место в мире по экономической мошп вышла Германия.

Таким образом, в конце XX столетия неук­лонно шел процесс выравнивания экономической мощи, эффек­тивности производства и научно-технического развития.

Объе­диняясь, Западная Европа (ЕС) постепенно теснила США и Ка­наду не только с мировых рынков сбыта, финансового капитала, инвестиций, но и с рынков продажи оружия, передовых техно­логий, превосходя американцев в 1,5—2 раза по таким важней­шим показателям, как прирост валового национального продук­та и промышленного производства.

Но политическая сфера, сама система политических связей пока еще дают возможность США маневрировав и сдерживать развитие Западной Европы, позволяют им не уступать лидирующей роли в некоторых областях валютно-финансовых отно­шений.

На фоне стремительного взлета на геополитические вершины стран Азиатско-Тихоокеанского региона (особенно Китая, Тайваня, а в 70-х—80-х годах — Японии, Южной Кореи), интеграции стран Западной Европы четко обозначилась тенденция относительного падения влияния и веса США на мировой арене. К концу XX в.

Америка миновала свой звездный час, и мир стал свидетелем неуклонного заката «американского века». Об этом закате еще в 1975 г. писал известный американский социолог Даниел Белл.

В своей работе «Конец американской исключительности», опубликованной накануне 200-летнего юбилея независимости США, он утверждал, что американцы не верят в то, что их страна играет уникальную роль в мире.

К этим настроениям привело прежде всего поражение амеиканцев во Вьетнаме, вызвавшее синдром неполноценности морально-волевого духа нации. Следующую пощечину они получили от Ирана, когда студенты захватили и сделали заложниками в Тегеране большую группу американцев.

Провал военной экспедиции США в Сомали, где американская пехота сразу же стала нести потери (хотя и сравнительно небольшие), в ответ на терроризм США заставил Вашингтон вывести войска из этой страны. И только «Буря в пустыне» — агрессия против Ирака в 1991 г.

немного восстановила моральный дух американцев. Но следует особо подчеркнуть, что в военных действиях против Ирака как в 1991, так и в 1998—1999 гг.

ни один морской пехо­тинец не ступил на землю этой арабской страны: действия велись только с применением ракет и авиации.

Несколько развеять этот «комплекс неполноценности» аме­риканской нации удалось Р. Рейгану с его «политикой с пози­ции силы». Он и его ближайший советник директор ЦРУ Уильям Кейси стали реализовывать детально разработанную программу «N500-75».

Их стратегия была направлена против ядра советской системы и содержала в себе:• тайную финансовую, разведывательную и политическую помощь движению «Солидарность» в Польше;• военную и финансовую помощь моджахедам в Афгани­стане (с прицелом перевода войны на территорию СССР);• резкое ограничение поступления твердой валюты в СССР в результате снижения цен на нефть (в сотрудничестве с Саудовской Аравией), а также ограничение экспорта со­ветского природного газа на Запад;• психологическую войну, призванную посеять страх и не­уверенность среди советского руководства;• максимальное ограничение доступа Советского Союза к западным технологиям;• технологическую дезинформацию для разрушения совет­ской экономики;• рост вооружений и поддержание их на высоком техно­логическом уровне, что должно было подорвать совет­скую экономику и обострить кризис ресурсов.

Эта программа, не без помощи прежних лидеров СССР, бы­ла реализована. Советский Союз потерпел поражение в «холодной войне» и затем был разрушен.

Рейгану, его последо­вателям Бушу и Клинтону удалось несколько развеять чувство надвигающегося упадка Америки, ослабить у общественности ощущения надвигающейся угрозы для США. Но остановить упадок веса и авторитета в мире американцам объективно не представляется возможным.

Об этом говорят сами американские ученые: политологи, социологи, геополитики, например, Р. Мид, Д. Каллео, П. Кеннеди и другие видные ученые. Осо­бый интерес вызвали работы П.

Кеннеди, в которых утверждает­ся, что в процессе исторического развития на смену одним госу­дарствам, группе государств, доминирующих на мировой арене, приходят другие. На смену Великобритании в середине XX в. пришли США, начало XXI в. (при кажущейся мощи США) от­дает пальму геополитического первенства Западной Европе, Ки­таю, Японии и АТР в целом.

Общая расстановка сил в мировой политике, по мнению П. Кеннеди, зависит от распределения совокупного объема ми­рового производства и объема мировых военных расходов. Кон­центрация мощи (США, СССР — сейчас России, Китая, ЕЭС и Японии) сократится и постепенно рассредоточится по многим центрам, соотношение промышленных потенциалов меняется в пользу Японии и Китая.

Конечно, Соединенные Штаты стремятся продемонстриро­вать свой огромный потенциал: экономический, а особенно во­енный. Вот почему чаще всего искусство ведения научных, политических, дипломатических дискуссий подменяется угрозами с позиции силы.

Тем не менее большинство политических лидеров США про­возглашают в качестве геополитических целей создание монопо­лярного мира, в котором Америка будет выступать в качестве единственной сверхдержавы, вершителя судеб «мира, в котором народы признают разделяемую всеми ответственность».

А глав­ная ответственность, по мнению автора этой идеи бывшего пре­зидента США Джорджа Буша, лежит на Америке, создающей «новый мировой порядок». Как он полагает, «в быстро меняю­щемся мире лидерство Америки незаменимо».

Гражданская Война.В первой половине XIX века в США сложились две системы — рабство на юге страны и капитализм на севере. Это были две абсолютно разные социально-экономические системы, сосуществовавшие в одном государстве. Ситуация усугублялась тем, что, несмотря на стабильный прирост населения и рост экономического развития, США являлись федеративной страной.

Каждый штат жил своей политической и экономической жизнью, интеграционные процессы протекали медленно. Поэтому Юг, где было распространено рабство и аграрная система хозяйствования, и промышленный Север выделились в два отдельных экономических района.На Север США стремились предприниматели и основная масса эмигрантов.

В этом регионе сосредотачивались предприятия машиностроения, металлообработки, лёгкой промышленности. Юг являлся аграрным «придатком» США, здесь выращивались такие культуры, как табак, сахарный тростник, хлопок и рис. Север нуждался в сырье с Юга, особенно в хлопке, а Юг — в машинах Севера. Поэтому долгое время два разных экономических региона сосуществовали в одной стране.

Однако постепенно между ними нарастали противоречия. Среди наиболее острых конфликтных вопросов можно выделить следующие:Налог на ввозимые товары (Север стремился сделать их как можно выше, чтобы защитить свою промышленность, Юг хотел торговать со всем миром свободно).

Проблемы вокруг рабства (считать ли беглых рабов свободными в свободных штатах, наказывать ли предоставляющих им убежище, могут ли южные штаты запрещать на своей территории свободных чернокожих и т. д.).

Ситуация не была статичной: США захватывали новые территории, и возникали споры относительно конституции каждого из будущих штатов, в первую очередь — будет ли новый штат свободным или рабовладельческим. Приход к властиЛинкольна, объявившего, что все новые штаты будут свободными, означал для южных штатов перспективу остаться в меньшинстве и в будущем проигрывать в Конгрессе по всем конфликтным вопросам Северу.

Распад Союза. В составе Союза осталось 23 штата, включая рабовладельческие Делавэр, Кентукки, Миссури и Мэриленд, которые не без борьбы предпочли сохранить лояльность федеральному Союзу.

Итоги войны

§ Гражданская война осталась самой кровопролитной в истории США (на всех фронтах Второй мировой войны, несмотря на её всемирный масштаб и на разрушительность оружия XX века, потери американцев были меньше)[5].

§ Потери северян составили почти 360 тыс. человек убитыми и умершими от ран и других причин и более 275 тыс. ранеными. Конфедераты потеряли, соответственно, 258 тыс. и около 137 тыс. человек.

§ Только военные расходы правительства США достигли 3 млрд долларов. Война продемонстрировала новые возможности военной техники, оказала влияние на развитие военного искусства. Она завершилась победой Союза.

§ Запрещение рабства было закреплено 13-й поправкой к Конституции США, вступившей в силу 18 декабря 1865 года (рабство в восставших штатах было отменено ещё в 1863 году указом президента о провозглашении эмансипации).

§ В стране были созданы условия для ускоренного развития промышленного и сельскохозяйственного производства, освоения западных земель, укрепления внутреннего рынка. Власть в стране перешла к буржуазии северо-восточных штатов.

Война не разрешила все стоявшие перед страной проблемы. Некоторые из них нашли решение в ходе Реконструкции Юга, продолжавшейся до 1877 года.

Другие, в том числе предоставление чёрному населению равных прав с белыми, оставались неразрешёнными многие десятилетия.

Место США в мировой геополитике

Век

Источник: https://poisk-ru.ru/s40399t13.html

Из истории международных отношений США

Место США в системе геополитических отношений:  История становления США как мировой геополитической державы имеет

Место США в системе геополитических отношений

История становления США как мировой геополитической державы имеет ряд этапов. Путь к вершине могущества, достигнутой в конце XX в, был далеко не всегда прям и благороден.

Скорее всего это была дорога, по которой продвигалось постоянно набирающее силу, вес, накачивающее экономические, военные, финансовые мускулы государство-хищник. Свои отношения с соседями колонисты из Старого Света апробировали на ко­ренных жителях Америки — индейцах.

Загнав их в резервации, стали постепенно теснить соседей. Основная масса колонистов — протестанты, принесшие в Новый Свет свои нравственные ценности.

Среди них ре­шающее значение имели прагматизм, умение делать деньги, Все те, кто слабее, кто хуже вооружен, не преследует корыстных целей, должны были поставлять деньги. Из людей надо выжимать деньги, как от скота получать сало, — вот кредо большинства протестантов-колонистов, возмечтавших создать в Новом Свете землю обетованную.

Американо-английский Версальский мирный договор 1783 г. подтвердил победу США над Англией в борьбе за независимость.

Колонистов-американцев в борьбе против Англии поддерживали Франция, Испания, Голландия и Россия. Франция, Испания и Голландия были прямыми союзниками США в борь­бе против владычицы морей.

Однако текст Версальского догово­ра американцы около года держали в тайне от своих союзников.

Согласно договору границы США определялись на западе по реке Миссисипи и условной линией по направлению к Великим озерам, на севере — по линии Великие озера — река св.

Лаврен­тия, на востоке — берег океана, на юге — Флорида, которая принадлежала Испании. Современные южные штаты США бы­ли мексиканскими1, т. е.

, когда американцы получили незави­симость, их территория составляла около 1/5 ныне занимаемой Соединенными Штатами Америки.

Вот почему еще в середине 1780-х годов автор Декларации независимости США Томас Джефферсон сказал:

Я содрогаюсь от страха за свою страну, когда осознаю, что Бог справедлив2.

Третий Президент США знал, что говорил. Решив первона­чально свои территориальные проблемы за счет индейцев, осво­бодившись от назойливой опеки «старой доброй Англии», коло­нисты-протестанты устремили свои взоры на земли соседней Флориды, Мексики, а потом и Кубы, Пуэрто-Рико, Филиппин.

Заинтересованность плантаторе в-рабовладельце в Юга и крупной буржуазии Севера в экспансии ставила перед полити­ками страны задачу создания благоприятных условий для расширения территории США и выдвижения лозунгов, теоретиче­ски оправдывающих «преимущественные права» Вашингтона на американском континенте.

Лидеры США к 40-м годам XIX в. сформулировали принцип, связывающий рост могущества и благосостояния страны с про­цессом экспансии, с расширением территории. В 1824—1826 гг. лидеры США, прикрываясь миролюбивой фразеологией, пре­дотвратили освобождение Кубы и Пуэрто-Рико силами Колум­бии и Мексики. Более того, используя это факт, президент Д.

Полк в середине 40-х годов обосновал «права» США на при­соединение мексиканских территорий: Техаса, Орегона и Кали­форнии. Американцы инспирировали «желание» населения этих земель присоединиться к США. В захватнической войне 1846— 1848 гг.

, под флагом доктрины Монро, провозгласившей прин­цип невмешательства, северный сосед, защищая права «суверенного Техаса» на самоопределение, отторг более полови­ны территории Мексики.

Меридиональная экспансия США (рис. 8.1) была первым этапом становления мировой державы. Внешняя политика Вашингтона, по признанию американского социолога В. Вильямса, носила сугубо прикладной характер. Она решала практические задачи — расширение жизненного пространства.

Это расшире­ние шло не только в меридиональном направлении. В 1867 г. набирающее экономическую мощь государство путем дипломатических усилий, экономической экспансии заставило Россию продать за бесценок Аляску и Русскую Калифорнию.

За Аляску (якобы взяв ее в аренду на 99 лет) американцы уплатили России смехотворную сумму — 7,2 млн. долл.

Рис. 8.1. Первый этап становления США мировой державой. Реализация «доктрины Монро». Меридиональная экспансия (см.: Дугин А. Основы геополитики. — М.: Арктогея, 1997)

В конце XIX — начале XX вв. США выполняли по сути по­лицейские функции в Западном полушарии. В первом десятиле­тии XX в.

они проводили многочисленные интервенции на Кубу, в Мексику, Гаити, Доминиканскую Республику, Никарагуа, Панаму и другие страны. Политика «большой дубинки», «дипломатия доллара», что по-прежнему демонстрируется аме­риканцами в конце XX в.

по отношению к своим южным сосе­дям, в полной мере использовалась США и против большинства стран земного шара.

Второй этап становления США как мировой державы связан с широтной экспансией (рис. 8.2), где талассократический им­периализм проявился в классической форме.

Экспансия Вашингтона, исповедующего теорию и практику «анаконды», охва­тила большинство стран Западной Европы, Африки, Ближнего и Среднего Востока, Юго-Восточной Азии, Океании, включая Ав­стралию, Индонезию, Филиппины и т.д.

Стратегию «анаконды» (блокирование вражеских территорий с моря и по береговым линиям, что постепенно приводит к стратегическому истоще­нию противника) впервые разработал Мак-Келлан.

США следо­вали советам Мак-Келлана и адмирала Мэхена, рекомендовав­шего правительству выполнить следующие условия: Соединен­ным Штатам, пока есть необходимость, тесно сотрудничать с британской морской державой; препятствовать германским мор­ским претензиям; противодействовать экспансии Японии в Ти­хом океане; объединяться с европейцами против народов Азии.

Рис. 8.2. Второй этап становления США мировой державой. Широтная экспансия. Талассократический империализм. Окружение Евразии с Востока, Запада и Юга (см.: Дугин А. Основы геополитики. — М.: Арктогея, 1997)

Вашингтон постоянно стремился держать под контролем свои береговые зоны и одновременно старался оторвать от кон­тинента береговые зоны противника, душа в кольцах «анаконды» евразийские державы — СССР, Китай, Германию США делали это, перекрывая, где только можно, выходы к мо­рю (рис. 8.3).

Рис. 8.3. Стратегия «анаконды». Заштрихованы страны евразийского материка, находящиеся под стратегическим контролем атлантизма. Стрелки — векторы геополитического давления атлантизма (См.: Дугой А. Основы геополитики)

Эту стратегию США реализовали в Первую мировую войну против Германии и ее союзников, она видна и в организации «белого движения» в России. Во время Второй мировой войны эта стратегия служила удушению как Германии, Италии, так и Японии. Но наиболее ярко она была продемонстрирована в по­ру холодной войны против СССР и его союзников.

В это время стратегия «анаконды» достигла глобальных размеров. Подобную политику продолжают американцы и сейчас, небезуспешно пы­таясь руками японцев, прибалтов, немцев, политиков Украины лишить Россию выходов в моря и океаны.

США сейчас не упот­ребляют термин «политика сдерживания», сущностью которой и являлась концепция «анаконды», но стратегия НАТО на практи­ке реализует эту глобальную установку.

Для создания монополярного мира, где все народы жили бы под руководством США, у западных политиков и ученых кроме стратегии «анаконда», контроля над Rimland, наработано много сценариев, включая стимуляцию интереса Китая к малозаселен­ным территориям Сибири, Средней Азии, Дальнего Востока, а также тихое поэтапное продвижение НАТО на Восток, а как идеальный вариант — расчленение России.

Но в конце XX — начале XXI вв. реализовать идею монопо­лярного мира американцам становится все труднее. К середине 80-х годов США утратили важнейшие позиции в экспортно-импортной, валютно-финансовой войне, в вывозе капитала.

На второе место по производству ВВП уверенно вышла Япония, обойдя СССР и ФРГ. После разрушения СССР и объединения ФРГ и ГДР на третье место в мире по экономической мошп вышла Германия.

Таким образом, в конце XX столетия неук­лонно шел процесс выравнивания экономической мощи, эффек­тивности производства и научно-технического развития.

Объе­диняясь, Западная Европа (ЕС) постепенно теснила США и Ка­наду не только с мировых рынков сбыта, финансового капитала, инвестиций, но и с рынков продажи оружия, передовых техно­логий, превосходя американцев в 1,5—2 раза по таким важней­шим показателям, как прирост валового национального продук­та и промышленного производства.

Но политическая сфера, сама система политических связей пока еще дают возможность США маневрировав и сдерживать развитие Западной Европы, позволяют им не уступать лидирующей роли в некоторых областях валютно-финансовых отно­шений.

На фоне стремительного взлета на геополитические вершины стран Азиатско-Тихоокеанского региона (особенно Китая, Тайваня, а в 70-х—80-х годах — Японии, Южной Кореи), интеграции стран Западной Европы четко обозначилась тенденция относительного падения влияния и веса США на мировой арене. К концу XX в.

Америка миновала свой звездный час, и мир стал свидетелем неуклонного заката «американского века». Об этом закате еще в 1975 г. писал известный американский социолог Даниел Белл.

В своей работе «Конец американской исключительности», опубликованной накануне 200-летнего юбилея независимости США, он утверждал, что американцы не верят в то, что их страна играет уникальную роль в мире. Д. Белл отмечал:

Ослабление мощи и потеря веры в будущее нации превратили США в такую же (обыкновенную) страну, как и все другие страны3.

К этим настроениям привело прежде всего поражение амеиканцев во Вьетнаме, вызвавшее синдром неполноценности морально-волевого духа нации. Следующую пощечину они получили от Ирана, когда студенты захватили и сделали заложниками в Тегеране большую группу американцев.

Провал военной экспедиции США в Сомали, где американская пехота сразу же стала нести потери (хотя и сравнительно небольшие), в ответ на терроризм США заставил Вашингтон вывести войска из этой страны. И только «Буря в пустыне» — агрессия против Ирака в 1991 г.

немного восстановила моральный дух американцев. Но следует особо подчеркнуть, что в военных действиях против Ирака как в 1991, так и в 1998—1999 гг.

ни один морской пехо­тинец не ступил на землю этой арабской страны: действия велись только с применением ракет и авиации.

Несколько развеять этот «комплекс неполноценности» аме­риканской нации удалось Р. Рейгану с его «политикой с пози­ции силы». Он и его ближайший советник директор ЦРУ Уильям Кейси стали реализовывать детально разработанную программу «N500-75». Их стратегия была направлена против ядра советской системы и содержала в себе:

• тайную финансовую, разведывательную и политическую помощь движению «Солидарность» в Польше;

• военную и финансовую помощь моджахедам в Афгани­стане (с прицелом перевода войны на территорию СССР);

• резкое ограничение поступления твердой валюты в СССР в результате снижения цен на нефть (в сотрудничестве с Саудовской Аравией), а также ограничение экспорта со­ветского природного газа на Запад;

• психологическую войну, призванную посеять страх и не­уверенность среди советского руководства;

• максимальное ограничение доступа Советского Союза к западным технологиям;

• технологическую дезинформацию для разрушения совет­ской экономики;

• рост вооружений и поддержание их на высоком техно­логическом уровне, что должно было подорвать совет­скую экономику и обострить кризис ресурсов.4

Эта программа, не без помощи прежних лидеров СССР, бы­ла реализована. Советский Союз потерпел поражение в «холодной войне» и затем был разрушен. Рейгану, его последо­вателям Бушу и Клинтону удалось несколько развеять чувство надвигающегося упадка Америки, ослабить у общественности ощущения надвигающейся угрозы для США.

Но остановить упадок веса и авторитета в мире американцам объективно не представляется возможным. Об этом говорят сами американские ученые: политологи, социологи, геополитики, например, Р. Мид, Д. Каллео, П. Кеннеди и другие видные ученые. Осо­бый интерес вызвали работы П.

Кеннеди, в которых утверждает­ся, что в процессе исторического развития на смену одним госу­дарствам, группе государств, доминирующих на мировой арене, приходят другие. На смену Великобритании в середине XX в. пришли США, начало XXI в.

(при кажущейся мощи США) от­дает пальму геополитического первенства Западной Европе, Ки­таю, Японии и АТР в целом. Автор приходит к такому выводу:

Какова бы ни была вероятность ядерных или неядерных столкно­вений между крупнейшими государствами, ясно, что в соотношении сил уже происходят важные изменения… на двух различных, но взаи­модействующих уровнях экономического потенциала и стратегической мощи.

Общая расстановка сил в мировой политике, по мнению П. Кеннеди, зависит от распределения совокупного объема ми­рового производства и объема мировых военных расходов. Кон­центрация мощи (США, СССР — сейчас России, Китая, ЕЭС и Японии) сократится и постепенно рассредоточится по многим центрам, соотношение промышленных потенциалов меняется в пользу Японии и Китая5.

Конечно, Соединенные Штаты стремятся продемонстриро­вать свой огромный потенциал: экономический, а особенно во­енный. Вот почему чаще всего искусство ведения научных, политических, дипломатических дискуссий подменяется угрозами с позиции силы.

Таковы, например, по сути интервью первого заместителя государственного секретаря США Строуба Тэлботта, ответственного за политику США в постсоветских государствах, и политолога, бывшего помощника Президента США по нацио­нальной безопасности Збигнева Бжезинского «Независимой газете» (11 декабря 1997г.) и «Комсомольской правде» (6 января 1998г.

), где они говорят о том, «Какая Россия нужна Америке». Оценку этим публикациям дал известный политолог, профессор МГИМО Н.С. Леонов. Он, в частности, пишет:

Нас — граждан тысячелетней России — пытаются поучать, как жить, американец — житель страны с цивилизованным строем толщи­ной едва в двести лет, и польский еврей, эмигрировавший в Америку всего несколько лет назад. Причем нас пытаются не просто учить, как надо жить, а еще и как понимать историю своей страны».

Эту же слабую сторону американской политической культу­ры отмечает и политолог К.С. Гаджиев, который в монографии «Геополитика» отмечает, что

… для США проблема состоит в том, что они заняли статус сверх­державы, не пройдя должных сроков школы великой военной политической державы, способной сосуществовать и на равных взаи­модействовать с другими великими державами. Поэтому Вашингтону весьма трудно учиться на уроках истории и делать адекватные соз­давшейся ситуации выводы7.

Тем не менее большинство политических лидеров США про­возглашают в качестве геополитических целей создание монопо­лярного мира, в котором Америка будет выступать в качестве единственной сверхдержавы, вершителя судеб «мира, в котором народы признают разделяемую всеми ответственность».

А глав­ная ответственность, по мнению автора этой идеи бывшего пре­зидента США Джорджа Буша, лежит на Америке, создающей «новый мировой порядок». Как он полагает, «в быстро меняю­щемся мире лидерство Америки незаменимо».

Каким же видят мир американские политики в третьем тысячелетии?

Источник: https://studopedia.su/13_113804_iz-istorii-mezhdunarodnih-otnosheniy-ssha.html

Вопрос 6. Место сша в системе геополитических отношений

Место США в системе геополитических отношений:  История становления США как мировой геополитической державы имеет

Историястановления США как мировой геополитическойдержавы имеет ряд этапов. Путь к вершинемогущества, достигнутой в конце XX в, былдалеко не всегда прям и благороден.

Скорее всего это была дорога, по которойпродвигалось постоянно набирающеесилу, вес, накачивающее экономические,военные, финансовые мускулыгосударство-хищник. Свои отношения ссоседями колонисты из Старого Светаапробировали на коренных жителях Америки— индейцах.

Загнав их в резервации,стали постепенно теснить соседей.Основная масса колонистов — протестанты,принесшие в Новый Свет свои нравственныеценности. Среди них решающее значениеимели прагматизм, умение делать деньги.

Все те, кто слабее, кто хуже вооружен,не преследует корыстных целей, должныбыли поставлять деньги. Из людей надовыжимать деньги, как от скота получатьсало, — вот кредо большинствапротестантов-колонистов, возмечтавшихсоздать в Новом Свете землю обетованную.

8.1.Из истории международных отношений США

Американо-английскийВерсальский мирный договор 1783 г.подтвердил победу США над Англией вборьбе за независимость. Колонистов-американцевв борьбе против Англии поддерживалиФранция, Испания, Голландия и Россия.Франция, Испания и Голландия были прямымисоюзниками США в борьбе против владычицыморей. Однако текст Версальского договораамериканцы около года держали в тайнеот своих союзников.

Согласнодоговору границы США определялись назападе по реке Миссисипи и условнойлинией по направлению к Великим озерам,на севере — по линии Великие озера —река св.

Лаврентия, на востоке — берегокеана, на юге — Флорида, котораяпринадлежала Испании. Современные южныештаты США были мексиканскими1, т. е.

,когда американцы получили независимость,их территория составляла около 1/5 нынезанимаемой Соединенными Штатами Америки.

Вотпочему еще в середине 1780-х годов авторДекларации независимости США ТомасДжефферсон сказал:

Ясодрогаюсь от страха за свою страну,когда осознаю, что Бог справедлив2.

ТретийПрезидент США знал, что говорил. Решивпервоначально свои территориальныепроблемы за счет индейцев, освободившисьот назойливой опеки “старой добройАнглии”, колонисты-протестанты устремилисвои взоры на земли соседней Флориды,Мексики, а потом и Кубы, Пуэрто-Рико,Филиппин.

Заинтересованностьплантаторов-рабовладельцев Юга и крупнойбуржуазии Севера в экспансии ставилаперед политиками страны задачу созданияблагоприятных условий для расширениятерритории США и выдвижения лозунгов,теоретически оправдывающих “преимущественныеправа” Вашингтона на американскомконтиненте.

ЛидерыСША к 40-м годам XIX в. сформулировалипринцип, связывающий рост могуществаи благосостояния страны с процессомэкспансии, с расширением территории. В1824—1826 гг. лидеры США, прикрываясьмиролюбивой фразеологией, предотвратилиосвобождение Кубы и Пуэрто-Рико силамиКолумбии и Мексики. Более того, используяэто факт, президент Д.

Полк в середине40-х годов обосновал “права” США наприсоединение мексиканских территорий:Техаса, Орегона и Калифорнии. Американцыинспирировали “желание” населенияэтих земель присоединиться к США. Взахватнической войне 1846— 1848 гг.

, подфлагом доктрины Монро, провозгласившейпринцип невмешательства, северныйсосед, защищая права “суверенногоТехаса” на самоопределение, отторгболее половины территории Мексики.

Меридиональнаяэкспансия США была первым этапомстановления мировой державы. Внешняяполитика Вашингтона, по признаниюамериканского социолога В. Вильямса,носила сугубо прикладной характер.

Второйэтап становления США как мировой державысвязан с широтной экспансиейгде талассократический империализмпроявился в классической форме.

Вашингтонпостоянно стремился держать под контролемсвои береговые зоны и одновременностарался оторвать от континента береговыезоны противника, душа в кольцах “анаконды”евразийские державы — СССР, Китай,Германию. США делали это, перекрывая,где только можно, выходы к морю (рис.8.3).

Этустратегию США реализовали в Первуюмировую войну против Германии и еесоюзников, она видна и в организации“белого движения” в России. Во времяВторой мировой войны эта стратегияслужила удушению как Германии, Италии,так и Японии. Но наиболее ярко она былапродемонстрирована в пору холоднойвойны против СССР и его союзников

вконце XX — начале XXI вв. реализовать идеюмонополярного мира американцам становитсявсе труднее

Нополитическая сфера, сама системаполитических связей пока еще даютвозможность США маневрировать исдерживать развитие Западной Европы,позволяют им не уступать лидирующейроли в некоторых областях валютно-финансовыхотношений.

Нафоне стремительного взлета нагеополитические вершины странАзиатско-Тихоокеанского региона(особенно Китая Тайваня, а в 70-х—80-хгодах — Японии, Южной Кореи), интеграциистран Западной Европы четко обозначиласьтенденция относительного падениявлияния и веса США на мировой арене. Кконцу XX в.

Америка миновала свой звездныйчас, и мир стал свидетелем неуклонногозаката “американского века”. Об этомзакате еще в 1975 г. писал известныйамериканский социолог Даниел Белл.

Всвоей работе “Конец американскойисключительности”, опубликованнойнакануне 200-летнего юбилея независимостиСША, он утверждал, что американцы неверят в то, что их страна играет уникальнуюроль в мире.

Конечно,Соединенные Штаты стремятсяпродемонстрировать свой огромныйпотенциал: экономический, а особенновоенный. Вот почему чаще всего искусствоведения научных, политических,дипломатических дискуссий подменяетсяугрозами с позиции силы.

…для США проблема состоит в том, что онизаняли статус сверхдержавы, не пройдядолжных сроков школы великойвоенно-политической державы, способнойсосуществовать и на равных взаимодействоватьс другими великими державами. ПоэтомуВашингтону весьма трудно учиться науроках истории и делать адекватныесоздавшейся ситуации выводы7.

Темне менее большинство политическихлидеров США провозглашают в качествегеополитических целей созданиемонополярного мира, в котором Америкабудет выступать в качестве единственнойсверхдержавы, вершителя судеб “мира,в котором народы признают разделяемуювсеми ответственность”.

А главнаяответственность, по мнению автора этойидеи бывшего президента США ДжорджаБуша, лежит на Америке, создающей “новыймировой порядок”. Как он полагает, “вбыстро меняющемся мире лидерство Америкинезаменимо”.

Каким же видят мирамериканские политики в третьемтысячелетии?

Геостратегиядля Евразии

НынешниеСША откровенно претендуют на роль новойсверхдержавы Евразии. Как полагает одиниз ведущих политологов США, советникЦентра по изучению стратегических имеждународных проблем профессор кафедрывнешней политики в Школе по изучениюмеждународных проблем при УниверситетеДжона Хопкинса 3. Бжезинский:

РольАмерики как единственной сверхдержавымирового масштаба диктует сейчаснеобходимость выработать целостную иясную стратегию в отношении Евразии8.

3.Бжезинский прекрасно понимает, чтоЕвразия — суперконтинент земного шара,играющий, по словам Макиндера, роль оси.Та держава, что станет доминировать насуперконтиненте, будет оказыватьрешающее влияние в двух из трех наиболееразвитых в экономическом отношениирегионов планеты:

ЗападнойЕвропе и Восточной Азии, а также наБлижнем Востоке и в Африке.

СначалаСША, по мысли 3. Бжезинского, должнызакрепить в Евразии геополитическийплюрализм. Для этого приоритет долженбыть отдан политическому маневрированиюи дипломатическим манипуляциям, которыедолжны исключить возможность образованиякоалиций, враждебных США.

Но у любогогосударства, существующего на картеЕвразии, по мнению автора, нет для этогореальных возможностей. На втором этапеамериканизации Евразии должны появитьсястратегически приемлемые партнеры,которые могут создать (под американскимруководством) трансевразийскую системубезопасности.

А в долгосрочном планевсе это может стать основой системыподлинной политической ответственностив глобальном масштабе9.

Назападном фланге Евразии решающую рольв решении поставленной 3. Бжезинскимзадачи будут играть Франция и Германия.Америка же продолжит расширениеевропейского демократического плацдарма(читай: расширение НАТО на Восток).

НаДальнем Востоке, небезосновательнополагает политолог из США, ключеваяроль Китая будет возрастать, и уамериканцев не будет стратегии в Евразиидо тех пор, пока не будет достигнутполитический консенсус между Вашингтономи Пекином.

Россия должна заявить о себекак о постимперском государстве, т.е.как о государстве, имеющем региональноезначение, но не имеющем решающего влиянияв Евразии. В ее подбрюшье, на юге, вСредней Азии возникают очаги этническихконфликтов.

Гасить их призваны великиедержавы (читай: США, Китай, Япония, Турция,но не Россия). Решающая роль отводитсяавтором США:

…так как вряд ли какое-либо государствоможет сравниться с Соединенными Штатамив четырех ключевых областях — военной,экономической, технической и культурной,— придающих стране глобальный политическийвес9.

Европуамериканцы намерены усиленно подталкиватьк исполнению отведенной ей роли. Но темне менее у политолога есть опасения,что в силу ряда причин (роста безработицы,национализма и т.д.) французские игерманские политики могут склонитьсяв сторону экстремизма.

Россияв XXI в. в геополитике США

Новыесвязи России с НАТО и Европейским Союзом,нашедшие свое отражение в совместномСовете НАТО-Россия, могут побудитьРоссию принять… решение в пользу Европы.Формальное (вот справедливая оценкаобъективной роли России в “восьмерке”— Н.Н.

) членство в “большой семерке” исовершенствование механизма принятияполитических решений в рамках Организациипо безопасности и сотрудничеству вЕвропе…

должны побудить Россию занятьконструктивную позицию в вопросахполитического и военного сотрудничествав Европе12.

Самымсильным механизмом, который должензаставить Россию идти на веревочке кцели, обозначенной Западом, — ее долгимеждународным инвесторам. За последниесемь лет прежнее Правительство РФ занялона западе более 130 млрд. долл.

Половинаиз них вновь оказалась в банках Запада,но уже на счетах российских олигархов.Большая часть второй половины полученнойна Западе валюты бездарно растраченав России. Возвращать долги нечем, кромекак распродавать за бесценок сырье иземлю.

Такое положение заставляетправителей РФ быть сговорчивыми и идтина геополитические уступки Западу.

Хотярегиональное влияние Европы и Китаявозросло, Россия по-прежнему остаетсясобственником самой большой территориив мире, простирающейся на десять временныхпоясов и значительно превосходящейамериканскую, китайскую или европейскую.

Позициявашингтонских лидеров в основномсовпадает с приведенной выше концепцией,и состоит она в том, что Россия в первуюочередь должна отдавать приоритетмодернизации, а не предпринимать тщетныеусилия по возвращению себе статусамировой державы. В силу того, что еетерритория велика, природно-климатическиеусловия разнообразны, политическуюсистему России надо децентрализовать,а экономические связи порушить.

конфедеративнаяРоссия, состоящая из Европейской России,Сибирской Республики и ДальневосточнойРеспублики… придет к выводу, что ейбудет легче поддерживать тесныеэкономические связи со своими соседями.

Подсоседями, конечно, подразумеваютсяпрежде всего США и Япония, затем Китай,который американские политики (этоотмечали наблюдатели во время визитаБ. Клинтона в Поднебесную) подталкиваютв сторону Забайкалья, Монголии и СреднейАзии.

Реализацияэтой бредовой идеи в геополитическомплане означает, что будут какое-то времясуществовать марионеточные республикина территории некогда могучей страны,а затем, в недалеком будущем они будутпоглощены более могущественнымисоседями. И такая Россия (скорее всегоЕвропейская) будет менее склонна кпроявлению имперских амбиций.

Американскиеинтересы в Средней Азии, на Кавказе, вИндии

Вэтом регионе интересы США переплетаются,вступают в противоречие с интересамирегиональной страны Турции. Хотя она иявляется сателлитом американцев, но,постепенно набирая геополитическийвес, начинает играть все более заметнуюроль на юге Евразии. В самой Турцииактивно противостоят друг другусторонники Запада и Ислама.

Впоследние годы американцы значительноизменили тон своих политических,экономических, культурных переговоровс Ираном. Американо-иранское противостояниене отвечает прежде всего интересамСоединенных Штатов.

Поэтому онипостарались “забыть” пощечину, которуюнанесли иранские студенты США Вашингтонусиленно внушает Тегерану мысль, чтостабилизация ситуации в регионе отвечаетих взаимным геополитическим истратегическим интересам Американцыготовы снять свои возражения в отношениитесных турецко-иранских экономическихсвязей, особенно в вопросе строительствановых нефтепроводов из Азербайджана иТуркменистана.

Помнению аналитиков США, Индия пока чтоиграет пассивную роль в южном субрегионе.Ранее, при поддержке Советского Союза,на мировой арене ее роль была болеевидной. После 90-х годов ее позициизначительно ослабли.

Но, проведя сериюиспытаний атомного оружия, Индия заявилао себе как о сильной региональнойдержаве. В геополитическом плане онасдерживалась и сдерживаетсякитайско-пакистанским сотрудничеством.И Вашингтон не без основании видит вДели противовес растущему могуществуКитая.

Лидеры США стараются налаживатьновые и укреплять старые двусторонниесвязи между военными ведомствами Америкии Индии.

Китайв геополитике США

Динамичноразвивающийся социалистический Китай— поистине “зубная боль” для лидеровСША. Поездки высших руководителейАмерики в Поднебесную, их переговоры сполитическими деятелями КНР говорят отом, что они стремятся достичь глубокогостратегического взаимопонимания междуАмерикой и Китаем. Эта долгосрочнаяперспектива-цель ставит перед США двезадачи:

…определениепрактических параметров и допустимыхпределов роста влияния Китая какдоминирующей региональной державы ирешение проблемы со стремлением Япониивыйти за рамки своего фактическогостатуса американского протектората.12

Цельполитики Вашингтона в отношении КНРзаключается в том, чтобы склонить мощныйКитай к решению региональных проблем(читай: начать экономическую,демографическую, военную экспансиюпротив соседних государств — Н.Н.).Началом стратегического сотрудничестваможет явиться серьезный диалог Вашингтонаи Пекина. .

Всилу динамичных изменений, происходящихв Поднебесной, Вашингтон очень хочет,чтобы Великий Китай рассматривал“Америку как своего естественногосоюзника”: без китайско-американскогостратегического сотрудничества,служащего как бы восточным якорем дляразвертывания американского присутствияв Евразии, у Америки не будет геостратегиидля Азиатского континента, что в своюочередь лишит ее геостратегии дляЕвразии в целом12.

Источник: https://studfile.net/preview/2902281/page:5/

Место США в системе геополитических отношений

Место США в системе геополитических отношений:  История становления США как мировой геополитической державы имеет

История становления США как мировой геополитической державы имеет ряд этапов. Путь к вершине могущества, достигнутой в конце XX в, был далеко не всегда прям и благороден.

Скорее всего это была дорога, по которой продвигалось постоянно набирающее силу, вес, накачивающее экономические, военные, финансовые мускулы государство-хищник. Свои отношения с соседями колонисты из Старого Света апробировали на коренных жителях Америки — индейцах.

Загнав их в резервации, стали постепенно теснить соседей. Основная масса колонистов — протестанты, принесшие в Новый Свет свои нравственные ценности.

Среди них решающее значение имели прагматизм, умение делать деньги, Все те, кто слабее, кто хуже вооружен, не преследует корыстных целей, должны были поставлять деньги. Из людей надо выжимать деньги, как от скота получать сало, — вот кредо большинства протестантов-колонистов, возмечтавших создать в Новом Свете землю обетованную.

Из истории международных отношений США

Американо-английский Версальский мирный договор 1783 г. подтвердил победу США над Англией в борьбе за независимость.

Колонистов-американцев в борьбе против Англии поддерживали Франция, Испания, Голландия и Россия. Франция, Испания и Голландия были прямыми союзниками США в борьбе против владычицы морей.

Однако текст Версальского договора американцы около года держали в тайне от своих союзников.

Согласно договору границы США определялись на западе по реке Миссисипи и условной линией по направлению к Великим озерам, на севере — по линии Великие озера — река св.

Лаврентия, на востоке — берег океана, на юге — Флорида, которая принадлежала Испании. Современные южные штаты США были мексиканскими1, т. е.

, когда американцы получили независимость, их территория составляла около 1/5 ныне занимаемой Соединенными Штатами Америки.

Вот почему еще в середине 1780-х годов автор Декларации независимости США Томас Джефферсон сказал:

Я содрогаюсь от страха за свою страну, когда осознаю, что Бог справедлив2.

Третий Президент США знал, что говорил. Решив первоначально свои территориальные проблемы за счет индейцев, освободившись от назойливой опеки «старой доброй Англии», колонисты-протестанты устремили свои взоры на земли соседней Флориды, Мексики, а потом и Кубы, Пуэрто-Рико, Филиппин.

Заинтересованность плантаторе в-рабовладельце в Юга и крупной буржуазии Севера в экспансии ставила перед политиками страны задачу создания благоприятных условий для расширения территории США и выдвижения лозунгов, теоретически оправдывающих «преимущественные права» Вашингтона на американском континенте.

Лидеры США к 40-м годам XIX в. сформулировали принцип, связывающий рост могущества и благосостояния страны с процессом экспансии, с расширением территории. В 1824—1826 гг. лидеры США, прикрываясь миролюбивой фразеологией, предотвратили освобождение Кубы и Пуэрто-Рико силами Колумбии и Мексики. Более того, используя это факт, президент Д.

Полк в середине 40-х годов обосновал «права» США на присоединение мексиканских территорий: Техаса, Орегона и Калифорнии. Американцы инспирировали «желание» населения этих земель присоединиться к США. В захватнической войне 1846— 1848 гг.

, под флагом доктрины Монро, провозгласившей принцип невмешательства, северный сосед, защищая права «суверенного Техаса» на самоопределение, отторг более половины территории Мексики.

Меридиональная экспансия США (рис. 8.1) была первым этапом становления мировой державы. Внешняя политика Вашингтона, по признанию американского социолога В. Вильямса, носила сугубо прикладной характер. Она решала практические задачи — расширение жизненного пространства.

Это расширение шло не только в меридиональном направлении. В 1867 г. набирающее экономическую мощь государство путем дипломатических усилий, экономической экспансии заставило Россию продать за бесценок Аляску и Русскую Калифорнию.

За Аляску (якобы взяв ее в аренду на 99 лет) американцы уплатили России смехотворную сумму — 7,2 млн. долл.

Рис. 8.1. Первый этап становления США мировой державой. Реализация «доктрины Монро». Меридиональная экспансия (см.: Дугин А. Основы геополитики. — М.: Арктогея, 1997)

В конце XIX — начале XX вв. США выполняли по сути полицейские функции в Западном полушарии. В первом десятилетии XX в.

они проводили многочисленные интервенции на Кубу, в Мексику, Гаити, Доминиканскую Республику, Никарагуа, Панаму и другие страны.

Политика «большой дубинки», «дипломатия доллара», что по-прежнему демонстрируется американцами в конце XX в. по отношению к своим южным соседям, в полной мере использовалась США и против большинства стран земного шара.

Второй этап становления США как мировой державы связан с широтной экспансией (рис. 8.2), где талассократический империализм проявился в классической форме.

Экспансия Вашингтона, исповедующего теорию и практику «анаконды», охватила большинство стран Западной Европы, Африки, Ближнего и Среднего Востока, Юго-Восточной Азии, Океании, включая Австралию, Индонезию, Филиппины и т.д.

Стратегию «анаконды» (блокирование вражеских территорий с моря и по береговым линиям, что постепенно приводит к стратегическому истощению противника) впервые разработал Мак-Келлан.

США следовали советам Мак-Келлана и адмирала Мэхена, рекомендовавшего правительству выполнить следующие условия: Соединенным Штатам, пока есть необходимость, тесно сотрудничать с британской морской державой; препятствовать германским морским претензиям; противодействовать экспансии Японии в Тихом океане; объединяться с европейцами против народов Азии.

Рис. 8.2. Второй этап становления США мировой державой. Широтная экспансия. Талассократический империализм. Окружение Евразии с Востока, Запада и Юга (см.: Дугин А. Основы геополитики. — М.: Арктогея, 1997)

Вашингтон постоянно стремился держать под контролем свои береговые зоны и одновременно старался оторвать от континента береговые зоны противника, душа в кольцах «анаконды» евразийские державы — СССР, Китай, Германию США делали это, перекрывая, где только можно, выходы к морю (рис. 8.3).

Рис. 8.3. Стратегия «анаконды». Заштрихованы страны евразийского материка, находящиеся под стратегическим контролем атлантизма. Стрелки — векторы геополитического давления атлантизма (См.: Дугой А. Основы геополитики)

Эту стратегию США реализовали в Первую мировую войну против Германии и ее союзников, она видна и в организации «белого движения» в России. Во время Второй мировой войны эта стратегия служила удушению как Германии, Италии, так и Японии. Но наиболее ярко она была продемонстрирована в пору холодной войны против СССР и его союзников.

В это время стратегия «анаконды» достигла глобальных размеров. Подобную политику продолжают американцы и сейчас, небезуспешно пытаясь руками японцев, прибалтов, немцев, политиков Украины лишить Россию выходов в моря и океаны.

США сейчас не употребляют термин «политика сдерживания», сущностью которой и являлась концепция «анаконды», но стратегия НАТО на практике реализует эту глобальную установку.

Для создания монополярного мира, где все народы жили бы под руководством США, у западных политиков и ученых кроме стратегии «анаконда», контроля над Rimland, наработано много сценариев, включая стимуляцию интереса Китая к малозаселенным территориям Сибири, Средней Азии, Дальнего Востока, а также тихое поэтапное продвижение НАТО на Восток, а как идеальный вариант — расчленение России.

Но в конце XX — начале XXI вв. реализовать идею монополярного мира американцам становится все труднее. К середине 80-х годов США утратили важнейшие позиции в экспортно-импортной, валютно-финансовой войне, в вывозе капитала.

На второе место по производству ВВП уверенно вышла Япония, обойдя СССР и ФРГ. После разрушения СССР и объединения ФРГ и ГДР на третье место в мире по экономической мошп вышла Германия.

Таким образом, в конце XX столетия неуклонно шел процесс выравнивания экономической мощи, эффективности производства и научно-технического развития.

Объединяясь, Западная Европа (ЕС) постепенно теснила США и Канаду не только с мировых рынков сбыта, финансового капитала, инвестиций, но и с рынков продажи оружия, передовых технологий, превосходя американцев в 1,5—2 раза по таким важнейшим показателям, как прирост валового национального продукта и промышленного производства.

Но политическая сфера, сама система политических связей пока еще дают возможность США маневрировав и сдерживать развитие Западной Европы, позволяют им не уступать лидирующей роли в некоторых областях валютно-финансовых отношений.

На фоне стремительного взлета на геополитические вершины стран Азиатско-Тихоокеанского региона (особенно Китая, Тайваня, а в 70-х—80-х годах — Японии, Южной Кореи), интеграции стран Западной Европы четко обозначилась тенденция относительного падения влияния и веса США на мировой арене. К концу XX в.

Америка миновала свой звездный час, и мир стал свидетелем неуклонного заката «американского века». Об этом закате еще в 1975 г. писал известный американский социолог Даниел Белл.

В своей работе «Конец американской исключительности», опубликованной накануне 200-летнего юбилея независимости США, он утверждал, что американцы не верят в то, что их страна играет уникальную роль в мире. Д. Белл отмечал:

Ослабление мощи и потеря веры в будущее нации превратили США в такую же (обыкновенную) страну, как и все другие страны3.

К этим настроениям привело прежде всего поражение амеиканцев во Вьетнаме, вызвавшее синдром неполноценности морально-волевого духа нации. Следующую пощечину они получили от Ирана, когда студенты захватили и сделали заложниками в Тегеране большую группу американцев.

Провал военной экспедиции США в Сомали, где американская пехота сразу же стала нести потери (хотя и сравнительно небольшие), в ответ на терроризм США заставил Вашингтон вывести войска из этой страны. И только «Буря в пустыне» — агрессия против Ирака в 1991 г.

немного восстановила моральный дух американцев. Но следует особо подчеркнуть, что в военных действиях против Ирака как в 1991, так и в 1998—1999 гг.

ни один морской пехотинец не ступил на землю этой арабской страны: действия велись только с применением ракет и авиации.

Несколько развеять этот «комплекс неполноценности» американской нации удалось Р. Рейгану с его «политикой с позиции силы». Он и его ближайший советник директор ЦРУ Уильям Кейси стали реализовывать детально разработанную программу «N500-75». Их стратегия была направлена против ядра советской системы и содержала в себе:

• тайную финансовую, разведывательную и политическую помощь движению «Солидарность» в Польше;

• военную и финансовую помощь моджахедам в Афганистане (с прицелом перевода войны на территорию СССР);

• резкое ограничение поступления твердой валюты в СССР в результате снижения цен на нефть (в сотрудничестве с Саудовской Аравией), а также ограничение экспорта советского природного газа на Запад;

• психологическую войну, призванную посеять страх и неуверенность среди советского руководства;

• максимальное ограничение доступа Советского Союза к западным технологиям;

• технологическую дезинформацию для разрушения советской экономики;

• рост вооружений и поддержание их на высоком технологическом уровне, что должно было подорвать советскую экономику и обострить кризис ресурсов.4

Эта программа, не без помощи прежних лидеров СССР, была реализована. Советский Союз потерпел поражение в «холодной войне» и затем был разрушен. Рейгану, его последователям Бушу и Клинтону удалось несколько развеять чувство надвигающегося упадка Америки, ослабить у общественности ощущения надвигающейся угрозы для США.

Но остановить упадок веса и авторитета в мире американцам объективно не представляется возможным. Об этом говорят сами американские ученые: политологи, социологи, геополитики, например, Р. Мид, Д. Каллео, П. Кеннеди и другие видные ученые. Особый интерес вызвали работы П.

Кеннеди, в которых утверждается, что в процессе исторического развития на смену одним государствам, группе государств, доминирующих на мировой арене, приходят другие. На смену Великобритании в середине XX в. пришли США, начало XXI в.

(при кажущейся мощи США) отдает пальму геополитического первенства Западной Европе, Китаю, Японии и АТР в целом. Автор приходит к такому выводу:

Какова бы ни была вероятность ядерных или неядерных столкновений между крупнейшими государствами, ясно, что в соотношении сил уже происходят важные изменения… на двух различных, но взаимодействующих уровнях экономического потенциала и стратегической мощи.

Общая расстановка сил в мировой политике, по мнению П. Кеннеди, зависит от распределения совокупного объема мирового производства и объема мировых военных расходов. Концентрация мощи (США, СССР — сейчас России, Китая, ЕЭС и Японии) сократится и постепенно рассредоточится по многим центрам, соотношение промышленных потенциалов меняется в пользу Японии и Китая5.

Конечно, Соединенные Штаты стремятся продемонстрировать свой огромный потенциал: экономический, а особенно военный. Вот почему чаще всего искусство ведения научных, политических, дипломатических дискуссий подменяется угрозами с позиции силы.

Таковы, например, по сути интервью первого заместителя государственного секретаря США Строуба Тэлботта, ответственного за политику США в постсоветских государствах, и политолога, бывшего помощника Президента США по национальной безопасности Збигнева Бжезинского «Независимой газете» (11 декабря 1997г.) и «Комсомольской правде» (6 января 1998г.

), где они говорят о том, «Какая Россия нужна Америке». Оценку этим публикациям дал известный политолог, профессор МГИМО Н.С. Леонов. Он, в частности, пишет:

Нас — граждан тысячелетней России — пытаются поучать, как жить, американец — житель страны с цивилизованным строем толщиной едва в двести лет, и польский еврей, эмигрировавший в Америку всего несколько лет назад. Причем нас пытаются не просто учить, как надо жить, а еще и как понимать историю своей страны”.

Эту же слабую сторону американской политической культуры отмечает и политолог К.С. Гаджиев, который в монографии «Геополитика» отмечает, что

… для США проблема состоит в том, что они заняли статус сверхдержавы, не пройдя должных сроков школы великой военной политической державы, способной сосуществовать и на равных взаимодействовать с другими великими державами. Поэтому Вашингтону весьма трудно учиться на уроках истории и делать адекватные создавшейся ситуации выводы7.

Тем не менее большинство политических лидеров США провозглашают в качестве геополитических целей создание монополярного мира, в котором Америка будет выступать в качестве единственной сверхдержавы, вершителя судеб «мира, в котором народы признают разделяемую всеми ответственность».

А главная ответственность, по мнению автора этой идеи бывшего президента США Джорджа Буша, лежит на Америке, создающей «новый мировой порядок». Как он полагает, «в быстро меняющемся мире лидерство Америки незаменимо».

Каким же видят мир американские политики в третьем тысячелетии?

Источник: https://allinweb.ru/leksii-po-geopolitike/15516/

Studiobooks
Добавить комментарий