Интерпретация данных: Первым шагом любого предварительного анализа является интерпретация

Интерпретация данных

Интерпретация данных: Первым шагом любого предварительного анализа является интерпретация

Предыдущая73747576777879808182838485868788Следующая

Первым шагом любого предварительного анализа является интерпретация данных. Аналитик не может приступить к работе, пока не выполнена интерпретация данных.

Представьте хаос, возникающий на футбольном поле вследствие неправильной интерпретации игроками сигналов, подаваемых друг другу.

Многие из нас видели невообразимую неразбериху из-за ошибок в интерпретации во время футбольных матчей.

Интерпретация — ключ к пониманию действий человека, подозреваемого в шпионаже. Быстрая интерпретация деятельности подозреваемого позволит значительно сэкономить время. Так, например, группа наблюдения следит за подозреваемым, который после наступления темноты, в уединенном месте встречается с человеком, говорящим по-английски с иностранным акцентом.

На первый взгляд ситуация выглядит подозрительно и является основанием для усиления слежки за подозреваемым. Однако, остановитесь. Интерпретация информации показала, что джентльмен, говорящий с иностранным акцентом, — пастор церкви, к которой принадлежит подозреваемый. Они встретились около щита, сообщавшего о строительстве дома для престарелых, спонсором которого являлся пастор.

А подозреваемый вызвался помочь пастору в расчистке территории под строительство. Темой разговора во время этой встречи в уединенном месте был выбор деревьев для вырубки. Таким образом, в процессе интерпретации внешне зловещее событие приобрело вполне невинный характер. Аналогичные ситуации могут возникнуть также при частичном подслушивании разговоров.

Первым шагом предварительного анализа должна быть интерпретация.

Наиболее важное преимущество процесса интерпретации — возможность выявления смысла. Например, необходимо интерпретировать речь, если даже подслушиваемый разговор ведется на языке, который является родным для наблюдателя. Ни у кого нет полного словарного запаса. Любому, кто слушает комментатора Уильяма Ф.Бакли (William F.

Bacley), иногда требуется хороший словарь. Трудность для интерпретации речи представляет собой слэнг. Каждое поколение располагает собственным набором модных словечек. В каждом районе страны бытуют слэнговые выражения, о которых не слышали в других. Профессиональные группы пользуются собственным жаргоном.

Программисты получают огромное удовольствие, мистифицируя непосвященных. Американцы в первом, а зачастую в более поздних поколениях, мешают иностранные слова и фразы с английскими. У этнических меньшинств свой собственный слэнг. Необходимо выявлять не только смысловое значение слов, но и оттенки этих значений.

Речь человека может быть серьезной, саркастичной, циничной, шутливой или это может быть просто рассказ, рассчитанный на то, чтобы произвести впечатление. При интерпретации устной речи полезно обращать внимание на тональность и жесты. Письменную речь труднее интерпретировать.

Некоторые люди склонны к преувеличениям, что также необходимо учитывать, а некоторые — к недооценке.

Для интерпретации необходимо также произвести оценку времени и места встречи или иных контактов подозреваемого. Агенты разведки не встречаются со своими контролерами исключительно в уединенных местах.

На практике агентам зачастую легче обмениваться добытой информацией в толпе. Подозреваемый, который обычно предпочитает толпу, выглядит подозрительно в уединенных местах.

И, наоборот, человек, склонный к замкнутому образу жизни, вызывает подозрение, если он или она внезапно появляются в густонаселенном районе.

В интерпретации нуждаются не только слова, но и действия. Необходимо анализировать любые необычные действия подозреваемого: например, внешне бесцельная поездка на автомобиле или другие отклонения от нормы в поведении.

Такие Отклонения могут быть результатом каких-то затруднений в личной жизни. Если причина в этом, то интерпретировать эти действия нужно иначе, чем при попытке предотвратить наблюдение или уйти от слежки контрразведки.

Требуемая интерпретация обеспечивается полнотой собранных данных. Большую помощь в этом оказывают фотографии, диаграммы, показания свидетелей и очевидцев. Способность интерпретировать собранные материалы в значительной степени зависит от числа лиц, задействованных в слежке.

Например, анализ биографических данных и способностей подозреваемого указывает на его лингвистические способности. В этом случае необходимо участие специалистов для своевременной интерпретации этой информации, которые должны быть включены в группу наблюдения в самом начале операции.

В сферу деятельности подозреваемого могут входить религиозные общины, профессиональные ассоциации, клубы, общественные организации и спорт-клубы.

В помощь, группе контрразведки при проведении интерпретации собранной информации необходимо включить знающего специалиста, который мог бы правильно квалифицировать действия и язык подозреваемого.

Статистики и программисты ЭВМ в состоянии обрабатывать огромные объемы информации и влиять на результаты интерпретации, поэтому их следует включать в группу аналитиков, причем на раннем этапе, чтобы своевременно подготовиться к статистическому анализу и обработке данных на ЭВМ.

Помощь в истолковании слов и поступков подозреваемого могут оказать психологи и психиатры. Аналитики-графологи могут установить состояние стресса у подозреваемого, а если они получат образцы почерка в различные периоды времени, то смогут выявить изменения в личности подозреваемого.

Оператор прибора оценки психологического стресса может определить характеристики различных видов стресса, в том числе и попытки ввести в заблуждение, если удастся легально записать голос наблюдаемого объекта и охарактеризовать ситуацию во время записи.

Эти примеры рассказывают лишь о части тех средств, которые могут обеспечить интерпретацию собранных данных. Число специалистов, привлекаемых со стороны, зависит от возможностей организации, ведущей наблюдение. Это подводит нас к другой проблеме в интерпретации информации — секретности.

Исследователь зачастую связан с лицами, работающими в других фирмах, а также со специалистами в области интерпретации данных. Он должен принять надлежащие меры к обеспечению сохранности необработанной информации, особенно полученной от тайных агентов контрразведки.

Часто необработанная информация содержит такие сведения, которые могут поставить под угрозу жизнь людей, задействованных в операции слежки. Выявить источник информации на более позднем этапе анализа труднее ввиду обобщения и обработки данных по мере их поступления. Исследователи никогда не должны знакомить с информацией людей, не допущенных службой безопасности контрразведки.

Этот запрет не всегда удается соблюдать в ситуациях, которые мы рассмотрим ниже и которые связаны со следующим фактором -своевременностью. Ненужная поспешность ставит под угрозу жизнь полевых агентов и успех самой операции.

Правильный выбор момента или своевременность — жизненно важный компонент успешной интерпретации на этапе предварительного анализа.

Отсрочка интерпретации ведет к ошибкам, например, слежке за непричастным лицом или продолжению операции в тех случаях, когда ресурсы контрразведки следовало бы использовать в других целях.

И, наоборот, отсрочка интерпретации не позволит предотвратить акт шпионажа.

В процессе интерпретации часто наблюдаются противоречия. Все сталкивались с обычной ситуацией: «Вы это сказали!» «Нет, я этого не говорил».

Поэтому в процессе анализа необходимо учитывать потенциальные противоречия до начала поступления потока информации. Самый лучший способ устранить противоречия — положиться на одного человека, которого мы назовем аналитиком-исследователем.

Только он будет обрабатывать и иметь доступ ко всей информации, необходимой для интерпретации данных о наблюдаемых объектах.

Некоторые специалисты рекомендуют применять систему интерпретации, при которой собранная информация пропускается через ряд сотрудников, которые ее комментируют, или через ЭВМ, которая с помощью специальной математической программы выявляет наиболее важные детали информации, уже введенной в банк данных.

Ошибки на раннем этапе анализа, как и всякой другой деятельности, искажают перспективу процесса исследований и тем самым мешают выполнению контрразведывательной операции. Процесс интерпретации требует максимальной осторожности и тщательности.

Предыдущая73747576777879808182838485868788Следующая .

Источник: https://mylektsii.ru/13-21307.html

Интерпретация и анализ данных. Интерпретация данных. Виды объяснения в психологии. Проверка введенных данных на уровне процессора баз данных

Интерпретация данных: Первым шагом любого предварительного анализа является интерпретация

Зададимся вопросом, что такое данные и как мы к ним от­но­сим­ся? Интуитивно ясно, что под данными мы подразумеваем какое-либо со­общение, наблюдаемый факт, сведения о чем-либо, результаты эксперимента и т.п.

Иначе говоря, данные — это всегда конкретность, представленная в определенной форме (числом, записью, сообщением, таблицей и т.д.). Сами по себе данные никакой ценности не представляют.

На самом деле, как вы отнесетесь, например, к сле­дующим данным:

(1) — «тридцать семь с половиной»;

(2) — «2 + 2 = 4»;

(3) — «Петров стал директором».

Первое вызовет недоумение, второе — ощущение тривиальности (это знает каждый), третье — размышления, кто такой Петров? Во всех приведенных примерах данные неинформативны (хотя по разным причинам), и для того, чтобы придать им информативность, т.е. прев­ратить их в информацию, необходимо осуществить интер­пре­та­цию дан­ных.

Интерпретация — процесс превращения данных в информацию, процесс придания им смысла. Этот процесс зависит от многих факторов: кто интерпретирует данные, какой информацией уже рас­по­ла­га­ет интерпретатор, с каких позиций он рассматривает полученные дан­ные и т.д.

Процесс интерпретации может осуществляться че­ло­ве­ком или группой лиц, при этом он может быть творческим (на­при­мер, му­зи­ци­ро­вание по нотной записи) или формаль­ным (определение времени по часам).

Такой процесс может осуществляться био­ло­ги­ческими объ­ектами (условные рефлексы собак, общение дель­фи­нов), многими устройствами технической автоматики (обнаружение сиг­нала от цели в радиолокации с последующими действиями) и, конечно, компьютером.

Абстрактность информации в отличие от конкретности данных зак­лючается в том, что процесс интерпретации в общем случае не может быть определен формально, в то время как данные всегда су­ще­ствуют в какой-то определенной форме. Между данными и ин­форма­ци­ей в общем случае нет взаимно-однозначного соответствия.

Нап­ри­мер, формально различные сообщения «до завтра» и «see you tomorrow» несут одну и ту же информацию. Разные знаки «x» и «*» могут содержательно обозначать одно и то же — операцию ум­но­же­ния, формально различные строки «21» и «XXI» определяют одно и то же число (в различных системах счисления).

С другой стороны одни и те же данные могут нести совершенно различную информацию разным получателям (разным ин­терпре­та­то­рам). Например, знак «I» может интерпретироваться как буква «ай» в английском алфавите или как римская цифра 1, знак «+» может ин­­те­рпретироваться как операция сложения или операция объ­е­ди­не­ния мно­жеств в зависимости от контекста.

Кивок головой сверху вниз обычно обозначает «Да», а покачивание — «Нет», но не во всех странах (в Болгарии и Греции это не так).

На доске объ­яв­ле­ний по размену квартир я увидел объявление со следующими дан­ны­ми: «(2+2)=(3+1)», что означало «Меняю две двухкомнатных на трехкомнатную и однокомнатную»,- можно ли было бы предположить такую интерпретацию этих данных, например, в учебнике по арифметике?

Эти примеры показывают, что интерпретация данных зависит от многих дополнительных объективных факторов (в этих примерах — контекст, страна, место), но интерпретация может зависеть и от субъективных факторов.

Например, один и тот же цвет человек с нормальным зрением воспринимает одним образом, а дальтоник другим.

Приведенные примеры альтернативной интерпретации одних и тех же данных иллюстрируют понятие полиморфизма (множественной интерпретации), которое в конечном счете и определяет абстрактный характер этого процесса.

Наконец, еще один важный аспект интерпретации. В любом достаточно боль­шом наборе данных есть особые позиции (знаки, ключевые слова, признаки), которые управляют процессом интерпретации и потому имеют особое значение, во многом определяющее ценность и важность получаемой информации. Классический пример: сообщение «Казнить нельзя, помиловать».

Положение запятой в этом примере (перед словом «нельзя» или после) радикально меняет информационное содержание данных. Можно ли в этом отношении сравнить запятую в этом сообщении с буквой «н.», например? Потеря или искажение последней легко восстанавливается по контексту, потеря запятой сводит информативность сообщения в целом к нулю. Еще один при­мер.

Допустим, вы располагаете следующим фрагментом таблицы:

ЪДДДДДДДДДДДВДДДДДДДДДДДВДДДДДДДДДДДВДДДДДДДДДДДДВДДДДДДДДДДДДДї

і Товар і Станок і Дрель і Фреза і Двигатель і

ГДДДДДДДДДДДЕДДДДДДДДДДДЕДДДДДДДДДДДЕДДДДДДДДДДДДЕДДДДДДДДДДДДДґ

АДДДДДДДДДДДБДДДДДДДДДДДБДДДДДДДДДДДБДДДДДДДДДДДДБДДДДДДДДДДДДДЩ

Потеря слова «Стоимость» во второй строке делает невозможной правильную интерпретацию числового материала всей таблицы, в то время как потеря слова «Товар» легко восстанавливается по контексту.

Таким образом, данные — это набор неоднородных ключевых слов (позиций, знаков и т.п.), несущих информацию разной степени ценности.

ИНТЕРПРЕТАЦИЯ (ДАННЫХ)(от лат. interpretatio — истолкование, разъяснение), оценка всех факторов, полученных в данном исследовании или работе (с точки зрения их значимости для человека) (В03,1).

  • — истолкование, разъяснение смысла какой-либо знаковой системы… Начала современного Естествознания
  • — . 1. Принятая у греков и римлян традиция заменять имена чужих богов именами своих собств., идентифицируя при этом их носителей… Словарь античности
  • — 1) общенаучный метод с фиксированными правилами перевода формальных символов и понятий на язык содержат, знания… Энциклопедия культурологии
  • — действие, в результате которого выраженное на одном языке становится понятным на другом… Словарь по аналитической психологии
  • — … Психотерапевтическая энциклопедия
  • — Пианист играл одну из последних мазурок Шопена. В ней были изящество, пленительная легкость. Под пальцами музыканта возникала очаровательная миниатюра, которой хотелось любоваться без конца… Музыкальный словарь
  • — Индивидуальное суждение относительно значения конфигурации планет в карте рождения или прогрессивных или транзитных аспектов к натальной конфигурации… Астрологическая энциклопедия
  • — извлечение геол. информации из гео-физ. данных. Задача ее — представить выводы о геол. строении р-на; основана на закономерной связи геофиз. аномалий с геол. факторами… Геологическая энциклопедия
  • — когнитивная процедура установления содержания понятий или значения элементов формализма посредством их аппликации на ту или иную предметную область, а также результат указанной процедуры… Новейший философский словарь
  • — ИНТЕРПРЕТАЦИЯ — 1) общенаучный метод с фиксированными правилами перевода формальных символов и понятий на язык содержательного знания… Энциклопедия эпистемологии и философии науки
  • — в логике приписывание некоторого содержательного смысла, значения символам и формулам формальной системы; в результате формальная система превращается в язык, описывающий ту или иную предметную область… Словарь логики
  • — истолкование, объяснение, перевод на более понятный язык; построение моделей для абстрактных систем… Политология. Словарь.
  • — — художеств. истолкование певцом, инструменталистом, дирижёром, камерным ансамблем муз. произведения в процессе его исполнения, раскрытие идейно-образного содержания музыки выразит. и технич… Музыкальная энциклопедия
  • — истолкование, разъяснение смысла знания… Большой экономический словарь
  • — в широком смысле вообще толкование законов и юридических сделок, в более тесном — один из приемов этого толкования, особенно практиковавшийся римскими юристами и преторами с целью самостоятельного, независимого… Энциклопедический словарь Брокгауза и Евфрона
  • — I Интерпрета́ция истолкование, объяснение, разъяснение. 1) В буквальном понимании термин «И.» употребляется в юриспруденции, искусстве и в других областях человеческой деятельности… Большая Советская энциклопедия

Проект «Хранилище данных» и проект «Технология выявления скрытых взаимосвязей внутри больших баз данных»

Из книги автора

Проект «Хранилище данных» и проект «Технология выявления скрытых взаимосвязей внутри больших баз данных»Оба этих проекта были интегрированы в 1999 г. Благодаря им начались разработка и проведение кампаний по продаже банковских продуктов. Эти проекты создали большие

Интерпретация данных

Из книги Терапия Ошо. 21 рассказ от известных целителей о том, как просветленный мистик вдохновил их работу автора Либермайстер Свагито Р.

Интерпретация данныхЭто чтение тела я провела вместе с Агни, другим целителем, которая вместе со мной проводила тренинг. Вполне возможно, что вы удивитесь, откуда мы получаем информацию.

Может показаться, что здесь замешана эзотерика. Когда мы говорим с телом, картины,

Экспорт данных из базы данных Access 2007 в список SharePoint

автора Лондер Ольга

Экспорт данных из базы данных Access 2007 в список SharePointAccess 2007 позволяет экспортировать таблицу или другой объект базы данных в различных форматах, таких как внешний файл, база данных dBase или Paradox, файл Lotus 1–2–3, рабочая книга Excel 2007, файл Word 2007 RTF, текстовый файл, документ XML

Перемещение данных из базы данных Access 2007 на узел SharePoint

Из книги Microsoft Windows SharePoint Services 3.0. Русская версия. Главы 9-16 автора Лондер Ольга

Перемещение данных из базы данных Access 2007 на узел SharePointПотребности многих приложений Access 2007 превышают простую потребность в управлении и сборе данных. Часто такие приложения используются многими пользователями организации, а значит, имеют повышенные потребности в

Спасение данных из поврежденной базы данных

Из книги Мир InterBase.

Архитектура, администрирование и разработка приложений баз данных в InterBase/FireBird/Yaffil автора Ковязин Алексей Николаевич

Спасение данных из поврежденной базы данныхВозможно, что все вышеприведенные действия не приведут к восстановлению базы данных. Это означает, что база серьезно повреждена и либо совсем не подлежит восстановлению как единое целое, либо для ее восстановления понадобится

Проверка введенных данных на уровне процессора баз данных

автора Мак-Манус Джеффри П

Проверка введенных данных на уровне процессора баз данныхПомимо проверки данных во время ввода информации, следует знать о том, что можно также выполнять проверку и на уровне процессора баз данных. Такая проверка обычно более надежна, поскольку применяется независимо

Из книги Обработка баз данных на Visual Basic®.NET автора Мак-Манус Джеффри П Из книги Язык программирования С# 2005 и платформа.NET 2.0. автора Троелсен Эндрю

Обновление базы данных с помощью объекта адаптера данныхАдаптеры данных могут не только заполнять для вас таблицы объекта DataSet. Они могут также поддерживать набор объектов основных SQL-команд, используя их для возвращения модифицированных данных обратно в хранилище

Глава 2 Ввод данных. Типы, или форматы, данных

Из книги Excel. Мультимедийный курс автора Мединов Олег

Глава 2Ввод данных. Типы, или форматы, данныхРабота с документами Excel сопряжена с вводом и обработкой различных данных, то есть ин формации, которая может быть текстовой, числовой, финансовой, статистической и т. д.МУЛЬТИМЕДИЙНЫЙ КУРСМетоды ввода и обработки данных

3.2. Экспорт данных из ERwin в BPwin и связывание объектов модели данных со стрелками и работами

Из книги Моделирование бизнес-процессов с BPwin 4.0 автора Маклаков Сергей Владимирович Из книги Microsoft Visual C++ и MFC.

Программирование для Windows 95 и Windows NT автора Фролов Александр Вячеславович

Базы данных (классы для работы с базами данных)В MFC включены несколько классов, обеспечивающую поддержку приложений, работающих с базами данных.

В первую очередь это классы ориентированные на работу с ODBC драйверами – CDatabase и CRecordSet. Поддерживаются также новые средства для

Источник: https://www.chalt-1school.ru/russian-literature/interpretaciya-i-analiz-dannyh-interpretaciya-dannyh-vidy/

Интерпретация данных: Первым шагом любого предварительного анализа является интерпретация

Интерпретация данных: Первым шагом любого предварительного анализа является интерпретация

Первым шагом любого предварительного анализа является интерпретация данных. «Любое количество фактов, — отмечал американский генерал В.

Плэтт, — обработанных наилучшим спо­собом, снабженных индексами, занесенных в досье, не имеет ка­кой-либо ценности до тех пор, пока сотрудник службы информа­ции не раскроет смысла этих многочисленных фактов, не сопоста­вит их и не передаст в другие ведомства в такой форме, в которой их значение будет совершенно ясным».

Отсюда становится по­нятным, почему аналитик не может приступить к работе, пока не осуществлена интерпретация данных. Точнее без нее он обречен находится в состоянии неопределенности. Представьте себе хаос, возникающий на дорогах вследствие неправильного понимания автомобилистами сигналов, подаваемых друг другу.

Наиболее важное преимущество процесса интерпретации — возможность выявления смысла. Например, необходимо интерпре­тировать речь.

Даже в том случае, когда услышанный разговор ве­дется на языке, который является родным для наблюдателя, то ни у кого нет полного лексического запаса, а иногда просто требуется хороший словарь. «Если говорить совсем всерьез, — предупреждал Ю.В.

Дубинин, — то надо иметь в виду, что неправильно употреб­ленная терминология, пусть даже и «улучшенная» по сравнению с прежней, может и в самом деле внести сумятицу, а то и вызвать недоразумение, если речь идет о чем-то деликатном.

Одним сло­вом, требуется постоянное «ковыряние» в прецедентах, внимание к уже принятым или изданным документам, штудирование всяких толковых или специализированных словарей, обращение к мудро­сти старожилов».

Примечательно, что «вождь народов» обращал серьезное внимание на качество и точность перевода добытых документов.

Однажды сотрудница, переводившая секретный отчет, вместо «5-я дивизия армии США, расквартированная в Германии», написала «5 американских дивизий…

» Документ с ошибкой ушел наверх, а вер­нулся из сталинского кабинета с большим вопросительным знаком на полях и припиской: «Может, речь не о пяти, а о 5-й дивизии». Переводчицу, когда ей сообщили об этом, чуть удар не хватил, но все обошлось.

Трудность для интерпретации речи представляет собой слэнг. Об этом красноречиво поведал еще Ф. Энгельс в работе «Как не следует переводить Маркса». Однажды несколько оксфордских студентов последнего курса переплыли на четырехвесельной лодке через Дуврский пролив.

В газетных отчетах сообщалось, что один из них «catch a crab», что означало «поймать краба», а в перенос­ном смысле — «слишком глубоко погрузить весло в воду». Лон­донский корреспондент кельнской газеты понял эти слова букваль­но и добросовестно сообщил в редакцию, что «краб зацепился за весло одного из гребцов».

Отсюда нужно помнить, что встречаются и те, для кого небрежность, допущенная при переводе — находка.

Они не замедлят оживить свое выступление каким-нибудь перлом или «ученым» советом на тему «как лучше».

Следует знать, что каждое поколение располагает собствен­ным набором модных словечек. Профессиональные группы поль­зуются собственным жаргоном. Американцы в первом, а зачастую в более поздних поколениях, мешают иностранные слова и фразы с английскими. В каждом регионе бытуют диалектные выражения, о которых не слышали в других.

«Мы с женой, — с иронией вспо­минал свою первую командировку в Каир В.А. Кирпиченко, — об­наружили, что люди на улице говорят на каком-то мало понятным для нас языке — вроде бы и на арабском, а вроде бы и нет.

Уж слишком египетский диалект был не похож на арабский литератур­ный язык, который мы, судя по оценкам, успешно изучали в институте».

Очевидно, что высокий уровень интерпретации зависит не только от техники и знания языка, но и от понимания националь­ных особенностей страны, ее души. «Мне, — рассказывал извест­ный литературный переводчик С.

Апт, — случалось переводить и прозу и стихи, и думаю, что самым трудным была не интеллекту­альная проза… В случае с нею главная задача — понять. Само по­нимание текста образует стиль. Сложнее всего проза, построенная на игре словами, смыслами, ассоциациями.

Теория перевода не может научить этому искусству, как не может сделать писателем знание литературной теории. В переводе каждое решение единично».

В ноябре 2002 г.

дипломаты, разведчики и лингвисты бились над загадкой о том, есть ли у Северной Кореи ядерное оружие? Признался ли Пхеньян, что он им обладает? Ответ на судьбонос­ные для мировой политики вопросы во многом зависел от мнения знатоков корейского языка.

Во всем мире разгорелся спор, сказал ли диктор радио Пхеньяна о своей стране «обладает ядерным ору­жием» или «имеет право обладать ядерным оружием». Дело в том, что корейское произношение этих фраз отличается лишь одним звуком.

Достаточно здесь констатировать, аналитику для правильной интерпретации информации необходимо выявлять не только смы­словое значение слов, но и оттенки этих значений. «Пожалуй, — фиксировал советский дипломат Ю.В.

Борисов, — ни в одной сфе­ре политической жизни так не важны детали, отдельные замечания и краткие реплики государственных мужей, как в дипломатии.

Иногда несколько мимоходом брошенных слов раскрывают реаль­ную политику лучше, чем любой официальный документ, или ярко характеризуют тех людей, с которыми приходится сталкиваться дипломату ».

Речь человека может быть серьезной, саркастичной, цинич­ной, шутливой, или это может быть просто рассказ, рассчитанный на то, чтобы произвести впечатление, либо успокоить страсти. Од­нажды неуклюжее высказывание британского министра иностран­ных дел Дж.

Стро чуть было не вызвало крупный скандал между Лондоном и Вашингтоном. Накануне Дж. Буш-младший прозрачно намекнул в Конгрессе США, что Ирак, Иран и Северная Корея мо­гут стать следующими целями американской антитеррористиче­ской операции. И тут Дж.

Стро, находившийся в США с рабочим визитом, сделал неожиданное заявление, квалифицировав речь как предвыборную риторику. Его слова встретили сильное раздраже­ние в Белом Доме.

И министр сразу же попытался замять нелов­кость, заверив, что Лондон, как всегда, будет полностью поддер­живать США во всех внешнеполитических начинаниях.

Возможно, станет полезным при интерпретации данных и учет такого немаловажного обстоятельства, как физическое со­стояние партнера по разговору.

Информационную значимость имеют выразительные движения, сопровождающие речь человека, так называемые паралингвизмы.

Они несут разнообразную и бога­тую информацию о говорящем и отражают не только его состоя­ние, тип нервной системы, но и поведение в связи с избранной им индивидуальной и социальной ролью.

Можно скрыть в общем-то любое заболевание, но в случаях нарушения мозгового кровообращения человека всегда выдает речь, а иногда — движения. Речь человека при нарушении мозго­вого кровообращения становится «заразной» для слушающих его.

Речедвигательные и речеслуховые (подающие и воспринимающие) системы этих двух сторон (говорящей и слушающей) работают в разных режимах, и системы слушающего просто «перегреваются», «перегорают».

Даже, казалось бы, безобидные вставки «э-э-э» ме­жду словами свидетельствуют о типичном сбое во взаимодействии определенных структур мозга говорящего. При том она «дезориен­тирует» мозг слушающего. Не исключено, что внешнеполитиче­ские идеи А.Д.

Сахарова, произнесенные им с трибуны, оттого и принимались в штыки многими слушателями, что его речь была дизартричной и логоневрастической.

При интерпретации устной речи полезно обращать внимание на тональность и жесты. «Во внешней политике, — подчеркивал бывший министр иностранных дел Франции М.

Жобер, — слова играют не меньшую роль, чем действия, а, возможно, даже боль­шую, поскольку в зависимости от обстоятельств бывает важен да­же тон, которым говорятся эти слова, и бывают такие периоды, ко­гда этот тон, пусть даже он не будет по-прежнему дружественным или сочувствующим, не может оставаться тоном нерешительности или двусмысленной любезности. Итак, тон заявлений, используе­мые средства действия — все играет роль и налагает определенные обязательства».

Неосторожное обращение со словом и двусмысленный тон потенциально грозит неприятностями, а то и выливается в дипло­матический скандал. За подтверждением далеко лезть в глубь исто­рии нет резона. Совсем недавно чешский премьер М. Земан во вре­мя визита в Израиль будто бы сравнил Я. Арафата с А.

Гитлером, что вызвало шок у деятелей Евросоюза, для которых палестинский лидер остается нобелевским лауреатом. Репортер спросил у М. Земана: «Видит ли он в Арафате Гитлера?» Тот ответил: «Разуме­ется, не мое дело оценивать Арафата, но всякий, кто поддерживает терроризм, является террористом». Израильский журналист точкой отгородил «разумеется».

Произошло прямо как в резолюции импе­ратрицы «казнить нельзя помиловать» — пропущенная запятая равна жизни. Вдобавок М. Земан помянул об опыте чехов по де­портации судетских немцев, применительно к палестинцам. По­следняя фраза вызвала негативную реакцию в Австрии, Германии и Венгрии среди организаций представлявших интересы выселен­ных, ратующих сегодня за восстановление справедливости.

Разго­релась газетная полемика и дипломатический скандал, результатам чего стал срыв очередной встречи «Вышеградской четверки» в Бу­дапеште.

Закономерно, что придание нюансов словам и понятиям од­нозначно рассматривают как кладезь возможностей для умелой ди­пломатии. Уместен в этой связи в качестве яркой иллюстрации эпизод из биографии А.Е. Бовина, относящийся к августу 1968 г. «О предстоящем вторжении, — вспоминал он, — я узнал дня за три.

Посол Чехословакии в Москве Коуцкий, уезжая в отпуск в Крым, устроил по этому поводу прием. Мы с ним друзья. «Слушай, — говорю я ему, — расскажу тебе анекдот. Идет Христос по Тиве­риадскому озеру, «яко посуху». За ним — двенадцать апостолов. Последним идет Павел. Он по цепочке передает Христу: «Иисусе, я уже по колено в воде».

Тот ему по цепочке передает: «Читай та­кую-то заповедь». Идут. Потом тот опять по цепочке передает: «Я уже по пояс в воде». — «Читай заповедь!» Потом — по шею. И то­гда Христос говорит: «Не выпендривайся, Павел, иди, как все — по камешкам».

И добавил (не Христос, а я): «Сообщи в Прагу, что Бо­вин тебе рассказал этот анекдот!» Единственное, что я мог тогда сделать».

В отличие от устной речи, письменный текст труднее интер­претировать. Отдельные люди склонны к преувеличениям, что также необходимо учитывать, а некоторые — к недооценке собы­тий и явлений. Факты, с которыми работает исследователь, не все­гда являются истиной. В случае дезинформации они могут оказать­ся ложью. Причем уяснить последнее часто затруднительно. Г.

Тревентон, автор монографии «Скрытые операции», вспоминал, что когда аналитики обсуждали книгу К. Стерлинг, которая собра­ла из периодики разных стран различные случаи советской под­держки террористов, то оказалось, что вся информация была до этого напечатана в разных изданиях с подачи ЦРУ. «Пытаясь об­мануть иностранцев, — заключал Г.

Тревентон, — мы обманули сами себя».

Для интерпретации необходимо также произвести оценку времени и место встречи или контактов. Следует учитывать, что в интерпретации нуждаются не только речь, но и поступки.

«Неиско­ренимо убеждение политиков, — отмечает в этой связи профессор Вестминстерского университета Дж.

Кин, — что половину полити­ки составляет создание имиджа, а другую половину — искусство заставить людей поверить в этот имидж независимо от «факторов»; старый афоризм, что политиков можно понять по их делам, а не словам, остается верным».

Источник: https://textbooks.studio/uchebnik-mejdunarodnie-otnosheniya/interpretatsiya-dannyih-25002.html

Интерпретация и анализ данных. Обработка и интерпретация данных

Интерпретация данных: Первым шагом любого предварительного анализа является интерпретация

22.08.2019

Первым шагом любого предварительного анализа является интерпретация данных. «Любое количество фактов, — отмечал американский генерал В.

Плэтт, — обработанных наилучшим спо­собом, снабженных индексами, занесенных в досье, не имеет ка­кой-либо ценности до тех пор, пока сотрудник службы информа­ции не раскроет смысла этих многочисленных фактов, не сопоста­вит их и не передаст в другие ведомства в такой форме, в которой их значение будет совершенно ясным».

Отсюда становится по­нятным, почему аналитик не может приступить к работе, пока не осуществлена интерпретация данных. Точнее без нее он обречен находится в состоянии неопределенности. Представьте себе хаос, возникающий на дорогах вследствие неправильного понимания автомобилистами сигналов, подаваемых друг другу.

Наиболее важное преимущество процесса интерпретации — возможность выявления смысла. Например, необходимо интерпре­тировать речь.

Даже в том случае, когда услышанный разговор ве­дется на языке, который является родным для наблюдателя, то ни у кого нет полного лексического запаса, а иногда просто требуется хороший словарь. «Если говорить совсем всерьез, — предупреждал Ю.В.

Дубинин, — то надо иметь в виду, что неправильно употреб­ленная терминология, пусть даже и «улучшенная» по сравнению с прежней, может и в самом деле внести сумятицу, а то и вызвать недоразумение, если речь идет о чем-то деликатном.

Одним сло­вом, требуется постоянное «ковыряние» в прецедентах, внимание к уже принятым или изданным документам, штудирование всяких толковых или специализированных словарей, обращение к мудро­сти старожилов».

Примечательно, что «вождь народов» обращал серьезное внимание на качество и точность перевода добытых документов.

Однажды сотрудница, переводившая секретный отчет, вместо «5-я дивизия армии США, расквартированная в Германии», написала «5 американских дивизий…

» Документ с ошибкой ушел наверх, а вер­нулся из сталинского кабинета с большим вопросительным знаком на полях и припиской: «Может, речь не о пяти, а о 5-й дивизии». Переводчицу, когда ей сообщили об этом, чуть удар не хватил, но все обошлось.

Трудность для интерпретации речи представляет собой слэнг. Об этом красноречиво поведал еще Ф. Энгельс в работе «Как не следует переводить Маркса». Однажды несколько оксфордских студентов последнего курса переплыли на четырехвесельной лодке через Дуврский пролив.

В газетных отчетах сообщалось, что один из них «catch a crab», что означало «поймать краба», а в перенос­ном смысле — «слишком глубоко погрузить весло в воду». Лон­донский корреспондент кельнской газеты понял эти слова букваль­но и добросовестно сообщил в редакцию, что «краб зацепился за весло одного из гребцов».

Отсюда нужно помнить, что встречаются и те, для кого небрежность, допущенная при переводе — находка.

Они не замедлят оживить свое выступление каким-нибудь перлом или «ученым» советом на тему «как лучше».

Следует знать, что каждое поколение располагает собствен­ным набором модных словечек. Профессиональные группы поль­зуются собственным жаргоном. Американцы в первом, а зачастую в более поздних поколениях, мешают иностранные слова и фразы с английскими. В каждом регионе бытуют диалектные выражения, о которых не слышали в других.

«Мы с женой, — с иронией вспо­минал свою первую командировку в Каир В.А. Кирпиченко, — об­наружили, что люди на улице говорят на каком-то мало понятным для нас языке — вроде бы и на арабском, а вроде бы и нет.

Уж слишком египетский диалект был не похож на арабский литератур­ный язык, который мы, судя по оценкам, успешно изучали в институте».

Очевидно, что высокий уровень интерпретации зависит не только от техники и знания языка, но и от понимания националь­ных особенностей страны, ее души. «Мне, — рассказывал извест­ный литературный переводчик С.

Апт, — случалось переводить и прозу и стихи, и думаю, что самым трудным была не интеллекту­альная проза… В случае с нею главная задача — понять. Само по­нимание текста образует стиль. Сложнее всего проза, построенная на игре словами, смыслами, ассоциациями.

Теория перевода не может научить этому искусству, как не может сделать писателем знание литературной теории. В переводе каждое решение единично».

В ноябре 2002 г.

дипломаты, разведчики и лингвисты бились над загадкой о том, есть ли у Северной Кореи ядерное оружие? Признался ли Пхеньян, что он им обладает? Ответ на судьбонос­ные для мировой политики вопросы во многом зависел от мнения знатоков корейского языка.

Во всем мире разгорелся спор, сказал ли диктор радио Пхеньяна о своей стране «обладает ядерным ору­жием» или «имеет право обладать ядерным оружием». Дело в том, что корейское произношение этих фраз отличается лишь одним звуком.

Достаточно здесь констатировать, аналитику для правильной интерпретации информации необходимо выявлять не только смы­словое значение слов, но и оттенки этих значений. «Пожалуй, — фиксировал советский дипломат Ю.В.

Борисов, — ни в одной сфе­ре политической жизни так не важны детали, отдельные замечания и краткие реплики государственных мужей, как в дипломатии.

Иногда несколько мимоходом брошенных слов раскрывают реаль­ную политику лучше, чем любой официальный документ, или ярко характеризуют тех людей, с которыми приходится сталкиваться дипломату ».

Речь человека может быть серьезной, саркастичной, цинич­ной, шутливой, или это может быть просто рассказ, рассчитанный на то, чтобы произвести впечатление, либо успокоить страсти. Од­нажды неуклюжее высказывание британского министра иностран­ных дел Дж.

Стро чуть было не вызвало крупный скандал между Лондоном и Вашингтоном. Накануне Дж. Буш-младший прозрачно намекнул в Конгрессе США, что Ирак, Иран и Северная Корея мо­гут стать следующими целями американской антитеррористиче­ской операции. И тут Дж.

Стро, находившийся в США с рабочим визитом, сделал неожиданное заявление, квалифицировав речь как предвыборную риторику. Его слова встретили сильное раздраже­ние в Белом Доме.

И министр сразу же попытался замять нелов­кость, заверив, что Лондон, как всегда, будет полностью поддер­живать США во всех внешнеполитических начинаниях.

Возможно, станет полезным при интерпретации данных и учет такого немаловажного обстоятельства, как физическое со­стояние партнера по разговору.

Информационную значимость имеют выразительные движения, сопровождающие речь человека, так называемые паралингвизмы.

Они несут разнообразную и бога­тую информацию о говорящем и отражают не только его состоя­ние, тип нервной системы, но и поведение в связи с избранной им индивидуальной и социальной ролью.

Можно скрыть в общем-то любое заболевание, но в случаях нарушения мозгового кровообращения человека всегда выдает речь, а иногда — движения. Речь человека при нарушении мозго­вого кровообращения становится «заразной» для слушающих его.

Речедвигательные и речеслуховые (подающие и воспринимающие) системы этих двух сторон (говорящей и слушающей) работают в разных режимах, и системы слушающего просто «перегреваются», «перегорают».

Даже, казалось бы, безобидные вставки «э-э-э» ме­жду словами свидетельствуют о типичном сбое во взаимодействии определенных структур мозга говорящего. При том она «дезориен­тирует» мозг слушающего. Не исключено, что внешнеполитиче­ские идеи А.Д.

Сахарова, произнесенные им с трибуны, оттого и принимались в штыки многими слушателями, что его речь была дизартричной и логоневрастической.

При интерпретации устной речи полезно обращать внимание на тональность и жесты. «Во внешней политике, — подчеркивал бывший министр иностранных дел Франции М.

Жобер, — слова играют не меньшую роль, чем действия, а, возможно, даже боль­шую, поскольку в зависимости от обстоятельств бывает важен да­же тон, которым говорятся эти слова, и бывают такие периоды, ко­гда этот тон, пусть даже он не будет по-прежнему дружественным или сочувствующим, не может оставаться тоном нерешительности или двусмысленной любезности. Итак, тон заявлений, используе­мые средства действия — все играет роль и налагает определенные обязательства».

Неосторожное обращение со словом и двусмысленный тон потенциально грозит неприятностями, а то и выливается в дипло­матический скандал.

За подтверждением далеко лезть в глубь исто­рии нет резона. Совсем недавно чешский премьер М. Земан во вре­мя визита в Израиль будто бы сравнил Я. Арафата с А. Гитлером, что вызвало шок у деятелей Евросоюза, для которых палестинский лидер остается нобелевским лауреатом. Репортер спросил у М.

Земана: «Видит ли он в Арафате Гитлера?» Тот ответил: «Разуме­ется, не мое дело оценивать Арафата, но всякий, кто поддерживает терроризм, является террористом». Израильский журналист точкой отгородил «разумеется». Произошло прямо как в резолюции импе­ратрицы «казнить нельзя помиловать» — пропущенная запятая равна жизни. Вдобавок М.

Земан помянул об опыте чехов по де­портации судетских немцев, применительно к палестинцам. По­следняя фраза вызвала негативную реакцию в Австрии, Германии и Венгрии среди организаций представлявших интересы выселен­ных, ратующих сегодня за восстановление справедливости.

Разго­релась газетная полемика и дипломатический скандал, результатам чего стал срыв очередной встречи «Вышеградской четверки» в Бу­дапеште.

Закономерно, что придание нюансов словам и понятиям од­нозначно рассматривают как кладезь возможностей для умелой ди­пломатии. Уместен в этой связи в качестве яркой иллюстрации эпизод из биографии А.Е. Бовина, относящийся к августу 1968 г. «О предстоящем вторжении, — вспоминал он, — я узнал дня за три.

Посол Чехословакии в Москве Коуцкий, уезжая в отпуск в Крым, устроил по этому поводу прием. Мы с ним друзья. «Слушай, — говорю я ему, — расскажу тебе анекдот. Идет Христос по Тиве­риадскому озеру, «яко посуху». За ним — двенадцать апостолов. Последним идет Павел. Он по цепочке передает Христу: «Иисусе, я уже по колено в воде».

Тот ему по цепочке передает: «Читай та­кую-то заповедь». Идут. Потом тот опять по цепочке передает: «Я уже по пояс в воде». — «Читай заповедь!» Потом — по шею. И то­гда Христос говорит: «Не выпендривайся, Павел, иди, как все — по камешкам».

И добавил (не Христос, а я): «Сообщи в Прагу, что Бо­вин тебе рассказал этот анекдот!» Единственное, что я мог тогда сделать».

В отличие от устной речи, письменный текст труднее интер­претировать. Отдельные люди склонны к преувеличениям, что также необходимо учитывать, а некоторые — к недооценке собы­тий и явлений. Факты, с которыми работает исследователь, не все­гда являются истиной. В случае дезинформации они могут оказать­ся ложью. Причем уяснить последнее часто затруднительно. Г.

Тревентон, автор монографии «Скрытые операции», вспоминал, что когда аналитики обсуждали книгу К. Стерлинг, которая собра­ла из периодики разных стран различные случаи советской под­держки террористов, то оказалось, что вся информация была до этого напечатана в разных изданиях с подачи ЦРУ. «Пытаясь об­мануть иностранцев, — заключал Г.

Тревентон, — мы обманули сами себя».

Для интерпретации необходимо также произвести оценку времени и место встречи или контактов. Следует учитывать, что в интерпретации нуждаются не только речь, но и поступки.

«Неиско­ренимо убеждение политиков, — отмечает в этой связи профессор Вестминстерского университета Дж.

Кин, — что половину полити­ки составляет создание имиджа, а другую половину — искусство заставить людей поверить в этот имидж независимо от «факторов»; старый афоризм, что политиков можно понять по их делам, а не словам, остается верным».

Источник: https://sherstinka.ru/vremya-prokachatsya/interpretaciya-i-analiz-dannyh-obrabotka-i-interpretaciya-dannyh/

Studiobooks
Добавить комментарий